Бессмертный полк

Гордость, честь, пример мужества для молодежи

Все меньше среди нас людей, познавших ужас, горечь, разрушительную силу войны. Ветераны уходят, уходят навсегда. Но память о бессмертном подвиге каждого из них живет в нашей памяти. С верой, надеждой и любовью мы продолжаем рассказывать на страницах газеты о героях-белоглинцах, защищавших наше Отечество.

ПРОХОДЯ срочную службу, Андрей Русакович окончил Бакинскую авиашколу по специальности техник по авиационному вооружению. В звании сержанта его направили в 269-й истребительно-авиационный полк, базировавшийся в г. Ленинакане, на должность мастера по авиавооружению самолетов «Чайка», И-15.

Было начало 1941 года. В части все понимали, что войны с Германией не избежать, поэтому летный и технический состав полка постоянно совершенствовал свою боевую выучку. Тренировочные полеты с целью отработки практической стрельбы по воздушным и наземным целям, бомбометание цементными авиабомбами по макетам, проводились ежедневно. Когда механики по авиавооружению разработали механизмы крепления и сбрасывания авиабомб весом до 200 кг и успешно провели испытания, их разработки внедрили на самолеты полка.

Поскольку аэродром в Ленинакане располагался на высоте более 2 тысяч метров над уровнем моря и зимой выпало много снега, взлет самолетов на колесах затруднялся — требовалась постоянная расчистка взлетной полосы. Командование полка поручило разработать использование лыж вместо колес. Первый полет по отработке взлета и посадки на И-15 с установленными лыжами поручили заместителю командира полка по летной части Н. Гавриленко. Взлет прошел нормально. Набрав высоту 200 метров, пилот попытался убрать лыжи, но самолет вошел в пикирование и врезался в землю. Летчик погиб. Технические службы исследовали причины крушения истребителя и устранили неполадки в системе управления. После успешного испытания самолеты на зимний период оборудовали лыжными шасси.

НАСТУПИЛО 22 июня 1941 года, большинство военнослужащих были в увольнении, когда в небе над городом «Чайка» стала делать постоянные «боевые развороты» — сигнал тревоги. После митинга все самолеты были приведены в боевую готовность. Из числа технического состава стали набирать десантную группу. Свое заявление подал и Андрей Русакович, но командир полка заявил, что теперь механику эскадрильи работы прибавится вдвое, а то и втрое, ведь технический состав поубавился.

К этому времени 269-й авиаполк перебазировался на аэродром под станицей Крымской. Отсюда эскадрильи полка ежедневно совершали по 4-5 боевых вылетов для сопровождения штурмовиков Ил-2 на боевые задания, а также обеспечивали прикрытие с воздуха наших войск на Керченском полуострове. Шли тяжелые оборонительные бои. Ремонт, наладку, комплектацию боекомплектов, пристрелку авиавооружения самолетов производили в любое время суток, в любую погоду и в кратчайшие сроки. Вскоре 269-й авиаполк был введен в состав 5-й Воздушной Армии.

Зимой 1941 года немецкие войска захватили Керченский полуостров и устремились к Севастополю. Для обеспечения и поддержки с воздуха Керченско-Феодосийской десантной операции авиаполк перебазировали на аэродром под Феодосию. Здесь истребители прикрывали операцию десанта от немецкой авиации, а также сопровождали бомбардировщиков до вражеских позиций.

Командир звена Ткаченко, который должен был сопровождать очередной вылет бомбардировщиков, почувствовал, что погибнет при выполнении задания. Командир эскадрильи Дзусов, видя состояние летчика, оставил его в составе дежурного звена на аэродроме. Однако по тревоге звено Ткаченко все равно было вынуждено взлететь для отражения атаки «мессеров». Один вражеский самолет уничтожили, а другой напал на самолет Ткаченко. Командир звена был тяжело ранен. (Так бывает, что человек предчувствует свою гибель, но избежать ее не может. — Авт.)

В дальнейшем, в конце июля 1942 года Дзусов командовал полком, который размещался на полевом аэродроме в с. Белая Глина на полях ныне бригады № 2 ОАО имени Ленина).

Тяжелые и изнурительные бои на крымской земле велись до весны 1942 года. В марте немцы прорвали линию обороны около Феодосии и подступили к аэродрому. Комиссар полка вместе с парторгом эскадрильи Андреем Русакович собрал добровольцев-коммунистов и поставил задачу задержать немцев, покуда истребители не покинут аэродром и эвакуируют боевое снаряжение авиаполка. Зенитные орудия били по танкам, личный состав со всех видов оружия отбивал атаки пехоты немцев. Андрею достался турельный пулемет «ШКАС», который он снял с разбитого самолета. Когда закончились патроны, он побежал в землянку за боеприпасом. В этот момент прямым попаданием мины пулемет исковеркало. Счастливый случай спас Русакович от неминуемой гибели.

Бой шел до темноты. Основные силы полка успели эвакуироваться. Наконец поступил приказ отступать в сторону Керчи. Утром на Турецком вале снова начался бой, погибли многие боевые товарищи Андрея Павловича. Оставшихся в живых доставляли катерами в Анапу, где расположился их авиаполк. Здесь летчики получили новые самолеты ЛаГГ-3, И-153 «Чайка» с новейшим вооружением, в том числе и реактивные установки.

За мужество, проявленное в боях по обеспечению эвакуации авиаполка из Феодосии, Андрею Русакович присвоено звание старшины. За безотказную работу авиавооружения И-153, ЛаГГ-3 в течение 2009-ти боевых самолетовылетов, за устранение в ночное время 26 и 27 ноября 1942 года неисправности пушки «ШВАК», за приспособление и установку резервного вооружения на аэродроме для противовоздушной и наземной обороны старшина в декабре 1942 года был награжден медалью «За отвагу».

Летом 1942 года немцы рвались на Северный Кавказ, и 269-й авиаполк перелетел на аэродром в г. Армавир, где истребители вели сопровождение штурмовиков ИЛ-2 для нанесения бомбового удара по фашистским войскам на кубанской земле. Позже полк перевели в состав Северо-Кавказского фронта и перебазировали на аэродром «Тонкий мыс» в г. Геленджик.

Во время бомбардировки позиции противника в районе г. Новороссийска у самолета старшего лейтенанта В. Иванова при выводе из пикирования оторвало крыло вследствие сверхдопустимых перегрузок. Летчик сумел выброситься с парашютом и остался жив.

Здесь же базировались и штурмовики Ил-2. После выполнения боевого задания один самолет был сильно поврежден, стрелок убит. Командир полка Валентин Афанасьев поручил старшине Русакович и его команде устранить повреждения авиавооружения самолета и заменить убитого стрелка. В составе экипажа Ил-2 Андрей Русакович участвовал в 12 боевых вылетах. При выполнении последнего задания он был ранен в ногу. После лечения в госпитале старшина вернулся в свой полк. Как парторг эскадрильи и член партбюро авиаполка он вел политико-воспитательную работу среди личного состава. Доводил информацию о всех текущих событиях на фронтах, рассказывал о боевых подвигах летчиков, выпускал боевые листки, писал заметки во фронтовую газету. Здесь, на аэродроме, Андрей Русакович дал рекомендацию будущему дважды Герою Советского Союза Павлу Камозину для вступления в партию.

В начале 1943 года личный состав полка отправили в г. Саратов за новыми самолетами Як-8У. После переучивания авиаполк был переброшен на Западный фронт.

За отличное обеспечение авиавооружением в оборонительных боях за Кавказ старшина в мае 1944 года был награжден медалью «За оборону Кавказа». Летом того же года 269-й авиаполк вошел в состав 323-й истребительно-авиационной дивизии 6-ой воздушной армии. Полк участвовал в освободительно-наступательных операциях на западных границах СССР.

За безаварийное обеспечение авиавооружением 771 боевого самолето-вылета Як-1, Як-9, высококачественный ремонт авиавооружения в эскадрильи в апреле 1945 года Русакович был награжден орденом Красной Звезды. Весной 1944 года штаб полка поручил старшине и его команде получить в г. Могилеве кино-фото-пулеметы, доставить их в часть и установить на истребители.

Место получения оборудования было рядом с родным домом Андрея. Зам. ком. полка отпустил его на двое суток повидаться с родными. Он увидел отца и мать, радости солдата не было предела. Но родные называли его Тимой (по имени среднего сына). Оказывается, родители получили похоронку на Андрея, а Тима — вылитый Андрей. Получилось так, что после боя в Крыму, под Феодосией, Андрей Русакович потерял медальон со своими данными. Похоронная команда посчитала его убитым и послала похоронку родным.

Вернувшись в свой полк, Русакович со своей командой в кратчайший срок установил кино-фото-пулеметы на все истребители. Теперь исполнение боевых заданий подтверждалось приборами.

За взятие Кенигсберга и освобождение Польши 269-й истребительный авиационный полк был награжден орденом Красного Знамени, за отличие в боях за овладение г. Алленштайн ему присвоено почетное наименование «Алленштайнский». В июне 1945 года старший техник Андрей Русакович за безотказную работу авиавооружения в 355 боевых самолето-вылетах был награжден медалью «За взятие Кенигсберга».

Летом и осенью 1944 года полк участвовал в боевых операциях в составе 1-го Белорусского фронта. После завершения Бобруйской операции его перебазировали в район Борисович, а затем на территорию Германии.

Окончание войны Андрей Русакович встретил в Мекленбурской провинции Германии в звании лейтенанта. Продолжал службу в Советской Армии на территории Германии до сентября 1946 года. Помимо образцового выполнения боевых заданий, он с начала войны был избран парторгом эскадрильи и до момента демобилизации из рядов Вооруженных сил Советского Союза проводил работу по воспитанию личного состава в духе патриотизма, мобилизации на выполнение боевых задач, по вовлечению в ряды компартии лучших военнослужащих.

В служебно-политической характеристике заместитель помощника командира 269-го авиаполка по политчасти подполковник Лавров укажет, что парторг авиаэскадрильи дисциплинирован, политически грамотен, партийно принципиален, честен, скромен, трудолюбив, пользуется заслуженным авторитетом среди личного состава. В гражданских условиях вполне целесообразно использовать члена ВКП(б) на партийной работе в масштабе райкома, горкома ВКП(б).

В МИРНОЕ ВРЕМЯ – ПАРТИЙНЫЙ РАБОТНИК, ТРУЖЕНИК, ХОРОШИЙ СЕМЬЯНИН

В 1951 году Андрею Русакович присвоили звание старшего лейтенанта запаса. С 1946 года он работал по партийной линии в Кавказском, Белореченском, Белоглинском, Новопокровском районах. С 1955 года был секретарем парткома Белоглинского МТС, с 1957 — секретарем парткома колхоза им. Ленина, с 1963 — секретарем парткома колхоза им. Калинина Новопокровского района. Много сил, энергии, знаний и личного примера было вложено Андреем Павловичем в развитие хозяйства, благосостояние колхозников. Скромность, душевная доброта, отзывчивость, неиссякаемая работоспособность, чуткость к труженикам снискали заслуженный авторитет и уважение среди жителей села и района. Большое внимание ветеран уделял воспитательной работе в коллективе. Выступления по радио и в печати, чтение лекций и докладов, встречи с коммунистами и тружениками села стали неотъемлемой частью его жизни.

Свою первую заметку во фронтовую газету о подвиге летчика Павла Камозина, сбившего в крымском небе немецкий самолет, Андрей Русакович написал в 1942 году, и с тех пор не переставал публиковать материалы в прессе до конца своей жизни. В 1962 году он стал членом Союза журналистов СССР, долгие годы являлся нештатным корреспондентом газет «Колхозная трибуна», «Ленинец», «Знамя труда», «Советская Кубань», «Правда», «Звезда», «Советская Россия».

Андрей Русакович удостоен званий ветерана Великой Отечественной войны и труда, а также «Заслуженный колхозник». Он вырастил и воспитал с женой сына и двух дочерей, внуков и правнуков. 6 мая 1998 г., после болезни, на 80-м году жизни, ветеран скончался. Был похоронен в селе Горькая Балка. Светлая и добрая память о нем навечно останется в душах и сердцах родных, близких, соратников по работе, простых тружеников Белоглинского района. Его трудовой и боевой опыт — пример для подражания нынешнему поколению.

Андрей Русакович родился 1 мая 1919 года в крестьянской семье в деревне Асовец Любаньского района Минской области Белорусской ССР. В семье росли три сына и дочь, Андрей был старшим. Детство мальчика было тяжелым, после школы он пас коров, но, тем не менее, окончил 10 классов и с 1937 года стал работать заведующим общим отделом Любаньского райисполкома БССР.

Без отрыва от производства трудолюбивый и ответственный юноша закончил педагогический техникум и трудоустроился инспектором РОПО по ликвидации неграмотности. Через два года был призван в ряды Красной Армии на срочную службу. Еще через год стал членом ВКП(б).

За доблесть и мужество, проявленные в боях с немецко-фашистскими захватчиками, Андрей Русакович награжден: орденами Красной Звезды (апрель 1945 г.), Отечественной войны I степени (март 1945 г.), медалями «За отвагу» (декабрь 1942г.), «За оборону Кавказа» (май 1944 г.), «За взятие Кенигсберга» (июнь 1945 г.), «За победу над Германией» (май 1945 г.), медалью Жукова (март 1995 г.) и юбилейными медалями, а также благодарственным письмом Главнокомандующего Вооруженными силами СССР И. Сталина.

Государство в мирное время высоко оценило заслуги ветерана войны и труженика, наградив его: орденами Ленина (декабрь 1973 г.), Октябрьской Революции (апрель 1971 г.), медалями «За трудовую доблесть» (октябрь 1958 г. и январь 1966 г.), «В ознаменование 100-летия со дня рождения В. И. Ленина» (апрель 1970 г.), «50 лет пребывания в рядах КПСС» (1990 г.) и множеством почетных грамот.

А. КОСТЕНКО,
председатель совета ветеранов Белоглинского района.

А. КОСТЕНКО

Похожие записи

Оборона Сталинграда

Фронтовик войны Великой

Редактор

На открытии Аллеи памяти в Новопавловке состоялась закладка капсулы с посланием для потомков

Редактор

Дорогами славы

Редактор

Зверства фашистов не забыть

Редактор

Ждала и верила, что он вернется, или как солдат, погибший от ранения, оказался «без вести» пропавшим

Редактор