Бессмертный полк

Разведчик

НЕ ВПЕРВЫЕ сержанту Баулину приходилось идти «на ту сторону», и как-то чувство первого страха давно притупилось. Его заменили лишь легкое волнение, собранность, сосредоточенность.

В дивизионную разведку он попал случайно. Поначалу встречал и провожал разведчиков, делая для них проходы в минных заграждениях. А потом и сам стал заправским разведчиком.

Тот памятный поиск был необычен. В него шла вся разведка дивизии. На вражеской стороне нужно было собраться всем вместе и устроить переполох, имитируя появление крупной воинской части. Особых пояснений не давали, да и ни к чему они. Ясно, что этой имитацией нужно было оттянуть силы врага с соседнего участка, чтобы легче было прорвать там оборону. А группе Баулина нужно выполнить еще одну задачу: взять языка, причем непременно офицера.

Двухдневное наблюдение за передним краем было организовано не зря. Участок перехода подобрали хороший. Без шума преодолели первую и запасную вражеские траншеи, к месту сбора прибыли вовремя. В тыл зашли на несколько километров и остановились у дороги, зажатой с двух сторон плотным молодым леском. По ней, пользуясь темнотой, спешили к передовой группы вражеских машин.

— Следующая колонна наша, — передали по цепи.

— Держаться вместе, — предупредил своих Баулин.

Лесную тишину вдруг разорвали взрывы гранат, дружно ударили автоматы. Баулин, заприметивший ехавшую почти в конце колонны легковушку, забеспокоился.

— Начальство едет, как бы не ухлопали. За мной!

Кто-то наискось резанул короткой очередью по стеклу водителя. И вот уже из кабины буквально выхвачен пассажир. Коснувшись пальцами погон, Баулин чуть не заорал от радости: так и есть, офицер; майор, кажется.

Впереди раздались несколько потрясших землю взрывов. Мчась по лесу, Баулин уловил усилившуюся стрельбу. Видно, подошло подкрепление или подоспела двигавшаяся к фронту колонна фашистов, и теперь тем, кто остался у лесной дороги, приходится нелегко.

— Хальт! — раздалось впереди. Разведчики рванулись в сторону. А вслед веером понеслись трассирующие пули.

«Засекли, теперь оторваться будет непросто», — подумал Баулин.

Всех беспокоило теперь то, что увязавшиеся за группой немцы вовсе не думали прекращать преследование. Растянувшись дугой, они прочесывали лес впереди себя длинными очередями. Видно, поняли по редкому ответному огню, что их противник малочисленный.

— Уходи, ребята. Постараюсь догнать вас, — крикнул Баулин.

Он свернул в сторону, изредка стреляя, даже кинул ручную гранату, стараясь изо всех сил привлечь внимание немцев.

— Клюнули, клюнули! — удовлетворенно прошептал он, заметив между стволами деревьев их фигуры.

Теперь он экономил патроны, бил наверняка. А они все теснили и теснили его, беря в полукольцо. Неожиданно впереди показалась полянка. Пробежал ее до половины и упал, споткнувшись о корневища. «Теперь все, не уйти», — пронеслось в голове. Он видел, как, потеряв его из виду, немцы затоптались у края поляны, не решаясь выйти на открытое место. Пристроившись за пнем, дал по ним две экономные очереди. Фашисты ответили куда щедрее. Сменил последний диск в автомате, и вдруг в голову пришла дерзкая мысль.

Постреляв, немцы приумолкли. Не слыша ответных выстрелов, осмелели. Прислушался. Видимо, старший из них предупреждал, что брать русского только живым. Значит, расчет верен.

— Рус, сдафайс!..

Баулин вытащил из-за голенищей сапог ножи, вложил их в карманы рукавов маскхалата. Сердце гулко стучало в груди. Оставив автомат на шее и подняв руки вверх, медленно встал из-за пня. Фашисты, держа его под прицелом автоматов, медленно вышли из-за деревьев. Так и есть: их всего-то семеро осталось. Переговариваясь, подходили ближе. От группы отделились двое, остальные сошлись, явно над ним издеваясь. Эти двое подошли одновременно, протянули к нему руки. Баулин мгновенно выхватил из рукавов ножи и смаху вонзил их в немцев. Они еще не упали, заслоняя его от тех, что стояли в стороне, а он уже резанул по ним длинной хлесткой очередью.

Ночью он был уже у своих, в родном взводе, где уже успели о нем погоревать.

…Я стою с ним у железнодорожного перрона там, где сбегаются стальные рельсы. Он старается казаться спокойным, но вижу, что воспоминания взволновали его. Этот короткий военный эпизод далеко не единственный в его беспокойной фронтовой жизни…

Я видел однажды Александра Пантелеевича Баулина в День Победы. На его груди сияли ордена Славы третьей степени, Красной Звезды, медаль «За отвагу» и многие другие награды, которых он удостоен за ратные подвиги.

— Почти вся трудовая жизнь Александра Пантелеевича прошла здесь, — говорит начальник железнодорожной станции В. Михайлов. — На ней работал и его отец. Отлично трудится Баулин, замечательный он человек. Мы им гордимся.

А. ИВАНОВ.
«Путь Октября»,
8 мая 1984 г.

Похожие записи

Оборона Сталинграда

Фронтовик войны Великой

Редактор

На открытии Аллеи памяти в Новопавловке состоялась закладка капсулы с посланием для потомков

Редактор

Дорогами славы

Редактор

Зверства фашистов не забыть

Редактор

Ждала и верила, что он вернется, или как солдат, погибший от ранения, оказался «без вести» пропавшим

Редактор