Белоглинская околица

Сделано с любовью

Старинное ремесло прядения на сегодня почти утрачено, а жаль. Содержание овец в личных подсобных хозяйствах становится еще более актуально при постоянной угрозе АЧС и ограничениях на разведение свиней. Доводилось спрашивать владельцев овец, как они поступают с шерстью. Одни говорят: «Не стрижем вообще – напрасная трата времени и сил, шерсть ведь все равно нигде не принимают». Другие утверждают: «Существенно страдает качество мяса овцы, если ее не стригли, как и положено, два раза в год. Хоть выброси потом шерсть, но стричь надо». Вот такой парадокс – носим синтетику, губим свое здоровье, а натуральная продукция, получается, никому не нужна. Раньше в крестьянских семьях каждый клочок шерсти использовался, потому что женщины с юного возраста обучались прясть, ткать, вязать. Нынче разыскать пряху оказалось не так-то просто. Но именно благодаря таким людям, сохранившим приемы владения старинным ремеслом, в некоторых семьях по-прежнему овечки содержатся с максимальной экономической эффективностью.
В низенькой светелке огонек горит,
Молодая пряха у окна сидит…
Строчки этой старинной песни пришли на ум, когда повстречалась с жительницей станицы Успенской Любовью Пацуковой. Когда-то была и она юна, полна девичьих грез и, возможно, за прялкой да спицами задумчиво склонялось ее лицо. Жила она тогда не в кирпичном доме, а в родительской хатенке.
– Когда началась Вторая мировая война, мне было семь лет, – вспоминает Любовь Александровна. – Отец ушел на фронт, а к нам в дом с ближайшего хутора переселилась с семьей тетушка. Она тоже была солдатка, а вместе выживать в тяжелую годину легче. 10 человек тогда нас под одной крышей собралось. Семидесятилетний дедушка был единственным мужчиной в семье. Помню, как летали над станицей фашистские самолеты-разведчики, а вскоре пришли немцы. Помню обстрелы, при которых мы все сначала укрывались в доме, а потом – бежали в специально выкопанный окопчик. Не забыть тот ужас, когда по огороду надвигались к домам вражеские танки.
Ремесло, конечно, спасало. Хозяйство всегда держали большое, ходили во всем вязаном да в тканом. Меня в войну бабушка Настя всему выучила. Руки до сих пор и станок помнят. Если бы довелось, то ткать смогла бы, хотя прошел уже не один десяток лет, как делала это в последний раз. А прялка мамина до сих пор служит мне верой и правдой.
В самые скорбные годы солдатки и вдовы собирались по вечерам поочередно в каждый дом по шесть-семь человек: рукодельничали и горестные думки свои обсуждали. Часть изделий относили в сельсовет, где собирались посылки для фронта. Девочкой она присматривалась ко всему, что творилось вокруг.
– Очень тяжелый труд – получать нить из конопли, – вспоминает мастерица. – Ее выращивали, потом в речке снопами отмачивали, мякоть толкли в ступах или ногами мяли, а потом гребнем специальным расчесывали, получая нити. Ими и шили, и ткали. Например, фуфайки делали: верх ткали с примесью шерстяной нитки, а подкладку – из конопляной нити. Внутрь шел распушенный хлопок, его выращивали тогда в колхозе. Но самой лучшей, теплой была шерстяная нить. Волокно перебирали руками, пряли, а потом вязали чулки, носки, перчатки и рукавицы, юбки, свитера. Овечка спасала всех от холода. С рукотворным приданым я и замуж выходила. Нательное и постельное белье – все своими руками наткано было.
Любовь Пацукова 40 лет проработала в колхозе разнорабочей, а муж ее – трактористом. Родили и воспитали пятерых детей. Одна дочка живет с семьей на Украине, остальные живут и трудятся в родной станице. За славный родительский труд Любовь Александровна награждена знаком «Мать-героиня». Уже десять лет как овдовела она, но дети не дают ей потерять радость и смысл жизни. Десять внуков и одиннадцать правнуков в ее щедром сердце всегда находят место.
– Внучок, что живет рядом со мной, держит пять овечек. Так со всех них я шерсть перерабатываю, – рассказывает Любовь Александровна, – в теплое время года пряду. Как жара на огороде начинается – я за прялку. А зимой вяжу носочки, следки всех размеров и фасонов. Новые делаю и старенькие ремонтирую. Все это для них, внучат и правнучков. Иногда пряду и по просьбе соседей, но, как правило, времени на это уже не остается. А еще все старые вещи на узкие полосочки разрезаю и деревянным крючком вяжу коврики – близким на радость и ногам тепло.
Я спросила Любовь Александровну, не научился ли кто ремеслу из ее детей.
– Нет, никто из дочерей не захотел этому учиться. Но сноха моя тоже очень хорошая мастерица. Она может связать изделие любой модели.
Так, наполняя все, чего касаются ее добрые руки, светлой энергией любви и заботы, проживает день-другой простая успенская женщина, в имени которой – самое важное в жизни начало.

С. ШЛЯПНИКОВА.

Похожие записи

Майские праздники – «шашлычное» время года: лучшие рецепты маринада

administrator

Что вам стоит альпийскую горку построить?

Простой пирог с брынзой

Как приготовить сырные палочки в домашних условиях

Простой рецепт вкусного «Медовика»

Благодарим за организованный праздник!

Редактор
45981756