История района

«Слава богу, что живой…» – вздохнула мама

Воспоминания участников Великой Отечественной войны бесценны. Ведь это невыдуманные истории о том, что наши земляки пережили в те годы. К 75-летию освобождения Кубани мы публикуем цикл материалов о наших ветеранах. Сегодня мы рассказываем об Иване Клунном.

В Белоглинский район Иван Клунный вместе с супругой Зинаидой Марковной переехал в 2012 г. Супруги женаты 67 лет. Вырастили детей, внуков, радуются правнукам.

Ивану Клунному 92 года. Ни инвалидность, ни жизненные трудности не лишили его силы духа и воли. Ветеран всегда подтянут, весел и бодр, словом держит форму, как подобает настоящему мужчине.

– Мой дедушка – моя гордость, – говорит внук Олег Клунный. – Его бесстрашие, мужество, патриотизм стали для меня примером. Глядя на него, в юности я твердо решил стать военным.

Мечта практически исполнилась – Олег Клунный служит в Белоглинском ОВД. Его задача – спасать и защищать нас от преступников.

Иван Клунный награжден орденом Отечественной войны I степени, медалями «За отвагу», «За победу над Германией», «За освобождение Кубани», Георгия Жукова, знаком «Ветеран 2-й гвардейской мотострелковой Таманской дивизии».

В ЛЕГЕНДАРНОЙ 32-Й СТРЕЛКОВОЙ ДИВИЗИИ

Ветеран Великой Отечественной войны Иван Клунный был призван на фронт из поселка Псебай Мостовского района в феврале 1943 г. Направлен в 32-ю гвардейскую стрелковую дивизию, которая находилась в 7 километрах от Краснодара.

3 января 1943 г. 32-я дивизия получила приказ сдать свой участок обороны 236-й стрелковой дивизии и комбинированным маршем сосредоточиться в районе Туапсе. Началось освобождение Кубани».

– Путь до места расположения дивизии мы прошли пешком, – рассказывает Иван Клунный. – Переночевали уже там. Утром началось обучение. Нам показали станковый пулемет «Максим» и сказали, что будут делать из нас пулеметчиков. «Вы люди образованные — по семь классов закончили, вам много говорить не надо, с полуслова все поймете».

Около двух недель шло обучение, затем начались тактические занятия. Пулемет на плечи и – 15-20 километров пешком на учебу, окапывались. Потом к концу дня назад в часть. Проучились мы меньше двух месяцев.

29 апреля 1943 г. под станицей Крымской Таманского полуострова наша дивизия вступила в кровопролитный бой с фашистами.

– Уже в первом бою по прорыву «Голубой линии» я был ранен, – вспоминает ветеран. – Мина взорвалась неподалеку от нашего пулемета. Шесть осколков попало в меня.

КЕРЧЕНСКИЙ ПЛАЦДАРМ, НЕИЗВЕСТНЫЙ «ДЕГТЯРЕВ» И МЕДАЛЬ «ЗА ОТВАГУ»

Тем временем раненый белоглинец лечился от множественных осколочных ранений в госпитале города Кисловодска. Затем был направлен в 180-й армейский запасный стрелковый полк.

– Оттуда погрузили в эшелон и отправили на Таманский полуостров, – продолжает фронтовик. – Спустя два дня нас через Керченский пролив перебросили в Крым. Наши уже заняли плацдарм – 28 километров на крымской земле.

Пополнение распределили по воинским частям. Иван Клунный попал в 15-й гвардейский стрелковый полк 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии.

Из истории: «В ночь на 3 ноября 1943 г. на кораблях Азовской военной флотилии при сильном шторме передовые отряды 2-й гвардейской Таманской мотострелковой дивизии форсировали Керченский пролив в 5-и километрах севернее Керчи и, захватив плацдарм, обеспечили высадку главных сил 11-го гвардейского стрелкового корпуса».

– По прибытию нас проверили по спискам, заполнили красноармейские книжки и той же ночью кинули в бой, – рассказывает ветеран. – Наступали по полю. Нас было много, пополнение прибыло большое. С первых траншей немцев выбили. Закрепились. Ждем утра. Вижу, командир бегает, кого-то ищет.

– Товарищ командир, что-то случилось?

– Из строя вышел пулеметчик.

– Так я пулеметчик. А пулемет какой?

– «Дегтярев».

– Я на таком не смогу, меня на «Максиме» обучали.

– Сможешь! Пошли, я тебе все покажу и расскажу.

Смотрим, немцы подняли головы, пошли в атаку. Начался бой. Командир рядом.

– Стрелять только по команде, – передает он по цепочке.

Ждем. Фашисты ближе.

– Огонь!

Мы по строю дали залп. Часть упали убитыми и ранеными, другие повернули назад, снова залегли.

– По над землей бей, не дай им подняться, – слышу приказ. Стреляю.

После той битвы молодого пулеметчика наградили медалью «За отвагу», но он пока об этом не знал. Свою награду Иван Клунный получил позже, в 1948 г.

– Уже на следующий день нашему подразделению было приказано передать свои позиции прибывшей на место грузинской дивизии и переправиться на новое место, – продолжает он.

Здесь на подмогу изрядно потрепанным бойцам пришло новое пополнение. И снова в бой.

Только начало утром светать, в небо взвилась красная ракета. Взвод поднялся как один. «Ура!» – разносилось повсюду. Воздух звенел. Пробежали две трети пути до фашистских окопов.

– Нас начали срезать очередями. Упали. Восемь бойцов поднялись, снова побежали вперед, на немцев. Двадцать молодых ребят остались лежать на земле. Снова очередь. Залегли. Командир приказал окопаться и ждать.

– Огонь вести без предупреждения, без команды, – звучит новый приказ. – Следить за передовой. Удерживать занятую позицию.

Немец в наступление не пошел. Вечером нас сняли. Вернулись в полк с раненым в наступлении командиром.

Иван Клунный и еще два бойца получили задание вынести его в тыл в санчасть. Шли всю ночь, вернулись в полк под утро. Торопились.

– В светлое время суток невозможно было передвигаться, немецкие снайперы щелкали нас как семечки, – объясняет он.

ВТОРОЕ РАНЕНИЕ

Через два дня прибыло очередное пополнение, наши войска двинулись в наступление.

– С Азовского моря высадился десант, – вспоминает ветеран. – 32-я гвардейская пошла вперед, за ней бросили нашу, 2-ю гвардейскую. Фашисты укрепились здорово, пулемет на пулемете стоял. Артиллерия наша осталась на той стороне пролива и не могла приглушить немцев. 10 января 1944 г. при взятии стратегически важной высоты меня снова ранило.

Из воспоминаний бывшего командующего Азовской флотилией А. Свердлова: «Это был тяжелый десант. Мы потеряли командира высадки капитана 2-го ранга Н. Кириллова, его начальника штаба капитан-лейтенанта Н. Шатаева, штурмана отряда лейтенанта Б. Бунина, посмертно удостоенного звания Героя Советского Союза, и многих других товарищей. Погибло 9 кораблей и судов. Десант сделал все, что от него требовалось. Но общая задача не была выполнена: войска армии продвинулись до плацдарма, захваченного десантом, а дальше не смогли».

Раненого Ивана Акакиевича отправили лечиться в военный госпиталь в Хосте. Выписавшись из лечебного учреждения, он был отправлен в г. Новочеркасск в 35-й запасный полк.

– Там организовывалась миноподрывная рота, готовили минеров-подрывников, – делится фронтовик. – Учеба продлилась два месяца. Потом в спешном порядке подогнали эшелоны, весь состав полка погрузили и отправили под Варшаву.

Столица Польши уже была освобождена советскими войсками, и бойцов перебросили в район Вислы.

ДО БЕРЛИНА ОСТАЛОСЬ 60 КИЛОМЕТРОВ. ТРЕТЬЕ РАНЕНИЕ

– В конце февраля 1945 г. наше подразделение вышло на Одер, – продолжает рассказ ветеран. – Был дан приказ построить переправу для наших войск. Работали только по ночам, днем из немецкого городка Франкфурт по нашим позициям била тяжелая артиллерия. 7 марта мы уже на той стороне добивали последние сваи, вслед за нами мост рихтовали. Заканчивали утром под сильным артиллерийским обстрелом. Рядом со мной упал снаряд и осколком перебил ногу. Я начал кричать. Товарищи вынесли меня в безопасное место, оказали первую помощь, погрузили на машину и – в тыл. Только на третий день я попал в стационарный госпиталь.

Хирург осмотрел поврежденную конечность, отметив, что началось заражение, принял решение об ампутации. Война для нашего героя закончилась.

– После долгого лечения осенью 1945 г. я вернулся в родной Псебай, – вспоминает он. – Мать долго плакала, увидев любимого сына калекой, потом вытерла слезы и сказала: «Слава Богу, что живой вернулся».

Из истории

«13 декабря 1942 г. дивизия была награждена орденом Красного Знамени и получила наименование 32-й гвардейской Краснознаменной стрелковой дивизии. Гвардейцы стояли насмерть при обороне Туапсе, понеся большие потери личного состава в ожесточенных и кровопролитных боях с фашистами. Гитлер рвался к Черному морю с целью отрезать новороссийскую группу наших войск. Героическая оборона советских войск сорвала его планы, битва за Туапсе нанесла большой урон вражеским войскам. В дальнейшем сражение назовут переломным и одним из самых кровопролитных в истории Великой Отечественной войны. 25 ноября 1942 г. наша армия перешла в наступление.

«Голубой линией» называлась система немецких укреплений на Таманском полуострове. Общая численность группировки немцев достигала 400 тыс. человек. Войска Северо-Кавказского фронта под командованием генерала Ивана Масленникова осуществили наступательную операцию с целью прорвать «Голубую линию» и овладеть Таманским полуостровом. После шести дней ожесточенных боев удалось овладеть лишь одним узловым пунктом немецкой обороны — станицей Крымской. Дальнейшее наступление Красной Армии было остановлено мощными ударами с воздуха. Их осуществили 1400 немецких самолетов, действовавших с баз на Керченском полуострове. 15 мая 1943 г. наши войска прекратили активное наступление. Прорвать укрепление удалось осенью того же года. Северо-Кавказский фронт под командованием генерала Ивана Петрова перешел в новое наступление. В ходе ожесточенных боев советские войска овладели «Голубой линией» и окончательно выбили немецкие войска с Таманского полуострова».

Любовь КАРПЕНКО

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.

45981756