История района

Станислав Христенко – обычный русский человек

В редакцию пришла Елена Клименко и рассказала о своем отце Станиславе Дмитриевиче Христенко. История эта потрясла меня сочетанием своей уникальности и типичности.
Прошедший Великую Отечественную войну с самого начала и до победного конца, белоглинец С. Христенко был похож на других парней своего поколения с той лишь разницей, что под пули попал в неполные 17 лет и сразу в горячую схватку под Туапсе. Был ранен в первом же бою, получил серьезное повреждение левой руки, и она у него практически бездействовала. Но он отказался от комиссации и воевал дальше. Стал профессиональным стрелком, потом пулеметчиком, командиром зенитной установки, танкистом. Воевал на Кавказе (имеет медаль «За оборону Кавказа»), освобождал Крым.
На всю жизнь врезался ему в память бой под Сапун-горой, когда много часов длилась артиллерийская атака, и он стрелял из пулемета, чтобы подавлять активность врага на подступах к важной высоте. И вот бой закончился. Наступила тишина, только он все строчил и строчил, не слыша приказа командира — настолько был разъярен. Строчил до тех пор, пока не получил удар по затылку и не упал лицом на орудие…
Воевал на 2-м, затем на 4-м Украинском фронте. Был контужен, едва не погребен с остальными убитыми. Хорошо, что командир заметил среди безжизненных тел движение его руки. Это и спасло его. Госпиталь, а потом снова участие в активных боевых действиях, теперь уже в Европе. Медали «За взятие Вены», «За взятие Будапешта» остались на память потомкам о его славном боевом пути. Приближалась победа, шли наступательные бои на территории Германии. Их перемещали к логову фашистов – Берлину. В это время поступила информация: в Вене восстание, и его, тогда уже танкиста, бросили в составе дивизии в Австрию. Там он и встретил Победу.
Но возвращение домой оказалось длинным. На обратном пути высадились по приказу на Украине, где в лесах оставались недобитые бандеровские отряды, которые зверствовали с особой жестокостью. Захваченного солдата могли живьем пропустить через пилораму. Не жалели и мирное население.
Елене Станиславовне до бесконечности горько видеть сейчас, что творится на Украине, как из Бандеры сделали героя и как попираются подвиги советских солдат, освободивших мир от коричневой чумы. Эти же люди, пытающиеся переписать историю и снова поднявшие нацистские флаги, творят зверства над людьми, своими соотечественниками. Все это больно ранит тех, кто помнит войну и чтит память предков.
— Папа вернулся с фронта в звании сержанта, — рассказывает она, — устроился в колхоз «Родина», потому что родной хутор Садовый находился между Белой Глиной и Новопавловкой, а затем родители переехали в Новопавловку. Трудился трактористом, потом по состоянию здоровья перешел работать электриком. Сам изучил все оборудование на ферме и водонапорной башне. Тридцать лет, до самого последнего дня, пока внезапно остановившееся сердце не прервало его жизнь в расцвете лет, он день за днем добросовестно трудился на земле, которую защищал.
Иногда, бывало, скажет грустно так: «Вот медали, награды… Эх!» Так и умер, не получив ни льгот никаких, ни доплат… Ни единого дня на пенсии даже не был. Похоронили его мы, близкие, памятник из металла сварили в колхозе «Родина». Ходатайствовала, чтобы на могилу папы, как фронтовику, помогли сделать достойный памятник, мне сказали, что «он рано умер». Единственное, чего он удостоен был – в двадцатилетний юбилей Победы вместе с юбилейной медалью вручили ему ковер.
Был он очень добрым, отзывчивым человеком. Люди просили кто велосипед починить, кто розетку, кто часы. Он никому не отказывал. Все время был за работой, веселый, постоянно шутил. Помню, подбежим к нему: «Пап, что делаешь?» — «Гусям — ярмо! Запряжем, будем кататься», — и засмеется. Образования у него было – 6 классов местной школы, а сообразительность и хватка – редкостные. Младшей дочке в 10 классе помогал справляться со сложными заданиями по математике. Откуда он это мог? Никто не знает. Помню, сделал братику самолетик деревянный – в точности как настоящий! А мужскую работу по дому всегда и всю делал сам: кирпичную кладку, оконные рамы, полы ли настелить…
У Станислава Христенко была необычная семейная жизнь. Так получилось, что он трижды создавал семейный союз. С первой женой не заладилось, но развод она ему не дала. Он сошелся с другой женщиной, но родители не благословили. С третьей жил без регистрации, но дружно и радостно. Детей от предыдущих браков не забывал. Да и жены, все три, любили его и каждая желала быть с ним. 10 детей после него осталось, пошел род его в рост. И все толковые и пригожие. Теперь уже больше 20 внуков и полтора десятка правнуков! Надо отдать должное потомкам — все они крепко дружат между собой. Помогали друг другу в строительстве и ремонте домов, вместе отмечали скорбные и радостные события.
Память о героическом прадеде бережно хранится и самым младшим поколением в этой большой семье. Например, в прошлом году правнук Павел Симоненко, выпускник СОШ № 9 (ныне студент строительного института), шел на торжественный митинг в День Победы с портретом прадеда. Храбрый боец, честный трудяга, настоящий мужик, на каких стояла и стоит земля русская. Таким можно гордиться по праву!

С. ШЛЯПНИКОВА.

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.