История района

На подступах к Белой Глине

В редакцию «Белоглинских вестей» пришло письмо: «Уважаемые сотрудники газеты! Хочу поделиться воспоминаниями событий военных лет, которые собирал много лет, записывая их с рассказов родителей, деда, старших братьев и ребят, с которыми довелось в свое время бок о бок жить и работать в зерносовхозе «Белоглинский»…».
Автор письма — Радий Шуклинов, житель п. Семеноводческого. Материал, предоставленный им, оказался крайне интересным и очень значимым для истории нашего района. Мы публикуем его целиком с небольшими уточнениями.

НЕРАВНЫЙ БОЙ
31 июля 1942 года в окрестностях зерносовхоза «Белоглинский» стояла невыносимая жара. Жители были предупреждены о наступлении немцев со стороны Ростова-на-Дону и спешно готовили укрытия, рыли землянки и накрывали их чем придется. За поселком Центральным, состоявшем всего из 22 домиков и хатенок, в северной стороне на неубранном пшеничном поле заняла оборону рота наших бойцов численностью чуть более ста человек.
Вдруг летнюю тишину над поселком нарушил отдаленный ровный гул в небе. Немецкий самолет-разведчик Focke-Wulf 189, прозванный нашими солдатами «рамой» за свой характерный вид, медленно кружил над линией обороны. Проведя фотосъемку, неспеша улетел восвояси. Вновь наступила тягостная тишина, сопровождаемая стрекотом кузнечиков и жужжанием мух…
Через два часа, надрывно гудя, прилетел немецкий пикирующий бомбардировщик Junkers и сбросил по две бомбы на наши противотанковые орудия — «сорокапятки», замаскированные в лесополосах с северной и южной стороны, недалеко от въезда в поселок. С истошным воем бомбы упали и взорвались в 30-40 метрах от пушек, убив оба расчета, каждый из которых состоял из пяти бойцов. Это были первые павшие красноармейцы на подступах к Белой Глине.
Вскоре со стороны Среднего Егорлыка показались немецкие танки с автоматчиками на башнях. Казалось, что они буквально мчались на наши позиции, поднимая клубы серой пыли.
Бой был неравным. У наших солдат, вооруженных в основном винтовками, не было даже противотанковых гранат. Танки вертели «пятаки» на окопах, немецкие автоматчики расстреливали наших бойцов длинными очередями. Несмотря на многократный перевес сил, красноармейцы продолжали яростно сражаться, и бой затих только к вечеру. В это время в поселке горели постройки, ревели коровы, визжали свиньи, в разные стороны с криком разбегалась домашняя птица, а мы прятались в своих земляных укрытиях, не ведая, что нас всех ждет в ближайшее время…
ВСТРЕЧА С ВРАГОМ
На следующее утро я, стоя на крыльце дома, с детским любопытством глазел на черное пожарище – полыхала мастерская и, словно громадные свечи, догорали столбы зернохранилища.
— Сядь на место! А то немцы убьют, — беспокойно одергивала меня мать.
К полудню над землянками селян стали ходить немецкие солдаты. Они искали наших солдат, выкрикивая: «Рус! Зольдат есть? Виходи!..». Убедившись, что среди местных жителей никто из бойцов не прячется, фрицы занялись поиском провианта.
День стоял жаркий и душный. Горечь во рту от гари пожарищ никому не давала покоя. Мы с грудным братом Васей постоянно просили у мамы пить. Тут к нашей землянке подошли немцы. Мать взяла кружку и знаками попросила у них воды для нас. Немец достал флягу и, заметив в нашем убежище коробок с куриными яйцами, сказал: «Матка! Яйки!».
Мама отдала короб, а они в ответ наполнили наш двухлитровый кувшин водой.
Солдаты ушли, мы наконец-то утолили мучительную жажду и немного успокоились.
Вдруг услышали грохот! На нашу землянку медленно надвигался громадный немецкий танк. Мама выскочила на улицу, встала во весь рост с Васей на руках и закричала: «Куды тэбэ чорты нэсуть! Шоб тоби глазищи повылазылы!». В десяти метрах танк круто повернул в обратную сторону, отчего в нашем укрытии на мою голову посыпалась земля.
МАЛЬЧИШЕСКИЙ ПОДВИГ
В начале улицы, где расположился штаб немцев, с северной стороны крайнего дома находились более 30-ти пленных и раненных красноармейцев. Трое суток фашисты мучили их голодом и жаждой. Узнав об этом, 14-летние подростки Георгий Рыжкин и Дмитрий Шкилев, рискуя жизнью, скрываясь за дымом догоравших сараев, стали носить пленным воду.
От дымовой завесы до наших бойцов ребят отделяли 50 метров. К счастью, часовой часто уходил по другую сторону дома, и мальчишки пользовались этим моментом длиною в 10-15 секунд: рывок через дорогу — и передавали воду нашим солдатам. Каждый из них был в этот момент родным…
Охранник, услышав шумок, зычно окрикнул: «Молчать!». Но как только он уходил на другую сторону, ребята пулей скрывались за дымом и повторяли свои дерзкие вылазки, сделав столько ходок, сколько было возможно. А утром они вновь пришли к этому дому с водой, но наших бойцов уже не было — их увели на расстрел…
ПОХОРОНЫ КРАСНОАРМЕЙЦЕВ
Ночью селяне слышали стрекот автоматных очередей в километре от поселка. Сельские смельчаки в обход лесополос пошли на то место и нашли убитых красноармейцев. Вернувшись, они рассказали моему деду Кузьме Табаеву об увиденном и где находится это место. Кузьма Федорович был уже стариком и его не взяли на фронт. Он остался в поселке старшим по хозяйству — был завхозом и конюхом.
Узнав, что наших солдат расстреляли и они лежат в посадке не погребенные, дед решил: «Пойду к коменданту и попрошу разрешения их похоронить. Будь что будет!».
У входа в комендатуру часовой скомандовал: «Hande hoch!». Дедушка стал на колени и поднял руки. В этот момент на крыльцо вышли два офицера в очках.
— Господин комендант, разрешите похоронить убитых бойцов, — обратился к ним дед.
Переводчик перевел просьбу, и тот согласился.
Часовой подошел к деду, ощупал вокруг пояса карманы, убедился, что при нем нет оружия или взрывчатки, и указал рукой: «Gain! Иди…»
Время было за полдень. Дедушка сколотил двое носилок, попросил Гришу и Диму сообщить всем ребятам постарше с восходом солнца собраться у воловни. К удивлению дедушки, мальчишек пришло больше, чем он ожидал.
Дед запряг волов в телегу с откидным бортом, наполнил две большие фляги водой, напоил скотину, и все вместе поехали на место гибели наших бойцов. На месте захоронения дедушка сделал разметку колышками шириною около 3-х метров и вымерил приблизительную длину будущего погребения. Четверых ребят посильнее взял с собой в посадку, а остальные десять остались копать братскую могилу.
Выкопав большую траншею, ребята занялись приготовлением обеда. Через дорогу за лесополосой располагались наши огороды. Мальчишки накопали картошки, собрали помидоры и огурцы, из двух борон соорудили козлы, на которые подвесили два ведра, и на костре наварили картошки в мундирах.
В это время на поле боя дед со своими помощниками укладывали бойцов на телегу, а сильно изувеченные тела закапывали тут же в окопах. Стоял летний зной, мухи роем садились на трупы, а ветер разносил неприятный запах. Но парни не робели и в горьком молчании хоронили павших красноармейцев. К исходу дня собранные тела подвозили к главной могиле и укладывали по три в ряд, а сверху накрывали от мух травой.
Девять дней подряд продолжалась эта страшная мучительная работа. За это время в братской могиле было захоронено 54 бойца и почти столько же – на поле боя перед поселком. В завершение могилу аккуратно подровняли, а сверху положили девять прострелянных касок.
Мой дедушка был членом церковного совета и знал много обрядов. Из молодых акаций он сделал три креста, пояснив ребятам, что это дерево не боится сырости и долго не гниет, и на каждый ряд поставил по кресту. Вслух прочитал молитву о погребении убиенных воинов и все почтили память погибших красноармейцев минутой молчания. Потом кружком сели на траву и молча доели оставшийся обед…
ЧТОБЫ ПОМНИЛИ
В 1945 г. братскую могилу оградили металлической оградой и поставили обелиск. Позже здесь стали хоронить жителей поселения, и в настоящее время место погребения советских солдат, павших при обороне Белоглинского района, превратилось в ухоженное кладбище.
Ребят, которые летом 1942 г. вместе с моим дедом заложили его, уже нет в живых. Но мы – люди нынешнего старшего поколения – помним о них.
От имени старожилов поселка предлагаю администрации Центрального поселения установить у обелиска павшим красноармейцам памятную доску в честь смелого и благородного поступка наших земляков. Вот их имена и возраст, когда они совершили свой гражданский подвиг:
Табаев Кузьма Федорович – 65 лет, Шевелев Алексей – 16 лет, Лыткин Николай – 16 лет, Лыткин Алексей – 14 лет, Рыжкин Георгий – 15 лет, Сероусов Савелий – 15 лет, Кочин Григорий – 15 лет, Поздняков Николай – 14 лет, Шуклинов Николай – 14 лет, Артемов Георгий – 14 лет, Шиклев Дмитрий – 14 лет, Гальцов Дмитрий – 14 лет, Кочин Сергей – 13 лет, Михайленко Иван – 13 лет и Чуриков Петр – 13 лет.
Хочется, чтобы память об этих людях хранилась не только в сердцах тех, кто знал их при жизни, но и среди подрастающих поколений.

Р. ШУКЛИНОВ. п. Семеноводческий.

Похожие записи

История основания села Новопавловка Белоглинского района

administrator

Новые исторические подробности освобождения села Кулешовка

administrator

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск