История района

Среди бескрайних торосов…

Ледяные глыбы, штормовой ветер, нулевая видимость – в таких условиях на лыжах трудно идти, не говоря о том, чтобы самолет посадить. А он смог! Наш земляк Анатолий Ляпидевский был первым, кто обнаружил замерзающих челюскинцев и сумел приземлиться на небольшую площадку среди бескрайних торосов.
23 марта – 104-летие со дня рождения легендарного летчика, Первого Героя Советского Союза, генерал-майора авиации Анатолия Васильевича Ляпидевского.
Жители района знают о героическом поступке нашего земляка, но не многим известны основные вехи его биографии, какими были его характер, увлечения, детство, семья… Интереснейшей информацией делится председатель районного совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов Анатолий Костенко.
Анатолий Васильевич Ляпидевский. Где бы он ни жил, где бы ни служил, какие бы улицы, школы не носили его имя, не написаны были книги, он был и останется нашим истинным белоглинцем.
…В небольшом помещении при школе (ныне СОШ № 12) в семье сельского учителя Василия Ивановича и домохозяйки Лидии Кузьминичны Ляпидевских появился на свет мальчик. В белоглинской Покровской церкви в дни Великого поста 23 марта (10 марта по старому стилю) 1908 года батюшка, опуская мальчика в купель, произнес тихо имя Анатолий. А теперь оно звучит по всей России, миру.
Мы многое знаем о взрослой жизни легендарного человека, но каким было его детство? Вот часть его биографии, которую он поведал в то время, когда ему было 26 лет, точнее, после спасения челюскинцев (из книги А. Ляпидевского и др. «Как мы спасали челюскинцев», издание редакции «Правды», 1934 г.).
«Нет в моей биографии ни удивительных приключений, ни замечательных открытий. Тихая моя биография. Многие спрашивают меня теперь, как я летал, падал, разбивался, замерзал, отчаивался, спасался. Но я не падал, не замерзал и не отчаивался. Самая скромная биография.
Вспыльчивым я никогда не был, покладистым меня тоже нельзя назвать. Обидчив ли я? Не особенно. Хотя… смотря кто обижает – это самое главное.
Мои склонности: люблю музыку, особенно минорного характера, песни, особенно тихие. Не то чтобы я очень увлекался ими, но люблю. Люблю матросские песни. Я родился в 1908 году. В феврале 1917 года мне было девять лет. Царскую власть помню смутно, жандарма, к примеру, не наблюдал никогда. Пристава, коллежского регистратора, асессора, предводителя дворянства не видел в глаза ни разу. Статского советника тоже.
Отец мой работал учителем в станице Белоглинской Кубанской области. Здорово пил. Была у него веселая компания. Приятели его приходили вместе с детьми к нам, дети играли во дворе, а родители выпивали. Потом мы отдавали визит. Опять дети играли. Родители опять выпивали.
В 1914 году отец, чтобы не идти воевать, пошел в псаломщики, потом стал дьяконом. В церкви папаша работал скверно, бузил, его чуть не выгнали с работы. Выпивал так, что часто отказывался идти к заутрене, а то и на молебен. Мать ругалась, гнала его:
– Какой же ты, такой-сякой, священник! – кричала она.
– Отстань, мать, сам знаю, – отвечал обычно отец.
В начале войны, в 1914 году, мы переехали из Белоглинской в станицу Старощербиновскую. Война сразу же отразилась на детских играх. Стали играть в войну…»
Молодым парнем ему пришлось поработать подручным в кузнице, учеником слесаря, мотористом, помощником шофера на маслобойном заводе. Как видим, детство, юность далеко не безоблачные. Пьющий отец, трудности. Казалось, мог сломаться парень, потерять уверенность в себе. Но нет! У него была мечта, цель, сила воли, стержень. Все это позволило ему выбрать другой путь.
Во многих источниках рассказывается, как происходила спасательная операция челюскинцев. Мы располагаем архивными данными, где об этой истории повествуется с комментариями самого Анатолия Васильевича. Это статья ставропольского журналиста А. Чернова-Казинского, члена Союза журналистов России, опубликованная 4 года назад в «Ставропольских губернских ведомостях». Анатолия Ляпидевского в Ставрополье тоже чтят и помнят как земляка. Предлагаю читателям выдержку из этой статьи.
«В 1933 году на новом, только что построенном советском пароходе «Челюскин» под руководством О. Шмидта была предпринята попытка за одну навигацию проплыть по Северному морскому пути из Мурманска во Владивосток. 13 февраля 1934 года из восточной Арктики пришло сообщение: «В 15 часов 30 минут в 155 милях от мыса Северного, в 144 милях от мыса Уэлен «Челюскин» затонул, раздавленный сжатием льдов». Более ста человек, в том числе десять женщин и двое детей, волею обстоятельств оказались на льду. За разыгравшейся эпопеей следила не только наша страна – весь мир. Во что бы то ни стало, в тяжелейших арктических условиях нужно было добраться до людей и спасти их. Сделать это могла только авиация.
Анатолий Ляпидевский служил в то время на Чукотке, в летной экспедиции (сегодня эта служба могла бы называться подразделением МЧС). 14 февраля 25-летний командир экипажа «АНТ-4» получил приказ: отложить выполнение других заданий и приступить к поиску терпящих бедствие. Как рассказывал он сам, труднейшим экзаменом стал даже вылет в ледовый лагерь Шмидта: «Мы готовились к этому броску (с мыса Дежнева) 29 раз. Вылетали, брали курс к льдине челюскинцев и каждый раз возвращались – стихия свирепствовала, мороз доходил до сорока градусов. 5 марта состоялся наш 30-й вылет на разведку. Шли на высоте 600 метров. Наблюдать за льдом было очень тяжело: во-первых, потому что лед был в трещинах и от воды поднимался пар. А кроме того, возле разводий все время наблюдались какие-то черные точки, которые с высоты вполне можно было принять за фигуры людей. А на самом деле это были туши моржей или тюленей».
Радио тогда на самолетах еще не было – «посоветоваться» было не с кем, летчикам приходилось полностью полагаться на свое мастерство и опыт. И ледовый лагерь в конце концов был обнаружен! «Захожу на посадку раз, другой. Для большой, тяжелой машины площадка очень ограничена: примерно 400 на 150 метров. Промажу – ударюсь о льды, проскачу – свалюсь в воду. Сделал два круга и на минимальной скорости, почти «подвесив» самолет, сел на льдину. Когда подлетал, люди, завидев в воздухе самолет, начали целоваться. Кричали. А у меня в голове одна мысль: «А как отсюда вылетать?»
Вылетел! Первую партию из 12 человек (всех женщин и детей) доставили на материк. Потом был еще один полет к льдине, во время которого самолет Ляпидевского потерпел аварию и совершил вынужденную посадку. Несколько дней о его судьбе ничего не было известно. То, что в невероятно трудных условиях Ляпидевский отремонтировал самолет и поднял его в воздух, тоже можно назвать одним словом – героизм!
По курсу, проложенному Ляпидевским, пошли другие самолеты. Ровно через два месяца операция по спасению челюскинцев была завершена.
…Кто-то из дотошных читателей обнаружит «неточность». Анатолий Васильевич назван нашим земляком. Так значит, он ставрополец? Но ведь его малая родина, как известно, – кубанское село Белая Глина. Все правильно. Ляпидевский родился 10 (23 марта) 1908 года именно в этом селе. А оно тогда входило в Медвеженский уезд (нынче Красногвардейский район) Ставропольской губернии, в состав Краснодарского края окончательно село перешло только в 1937 году. Так что можно смело считать: пусть и на бывшей, но все-таки на ставропольской земле родился легендарный летчик. Его и краснодарцы по праву считают своим, и мы.»
Как же сложилась судьба Анатолия Васильевича в дальнейшем? Женился он на 20-летней девушке из Ростова Ирине Александровне. Они прожили долгую и счастливую жизнь. Были нежными, добрыми по отношению друг к другу. Обращались ласково: Толечка – Ирочка. У них родились двое детей. Сын Роберт стал художником-декоратором в театре кукол им. Образцовых. Дочь Александра окончила ВГИК. Вышла замуж за артиста Анатолия Кузнецова. Его все знают как героя из фильма «Белое солнце пустыни».
Анатолий Ляпидевский сам был одаренным человеком – пел, играл на гитаре и скрипке. Способности, видимо, передались нескольким поколениям. В 2010 году на нашем районном празднике Труда в составе ансамбля «Воля» выступала его правнучка Ольга Казьмина.
Есть интересный случай из жизни генерал-майора, который тоже описан в статье Чернова-Казинского. В сентябре 1973 года в госпитале при санатории «Трускавец» как-то раз он дал согласие сфотографироваться с отдыхающими мужчинами. После подписал фотографию на память. Несколько женщин курортниц пожелали тоже сфотографироваться с «самим Ляпидевским». Он ответил: «Я суеверен и с женщинами не фотографируюсь»…
У Анатолия Васильевича была насыщенная трудовая деятельность. За заслуги перед Отечеством генерал-майор авиации награжден орденами и медалями. Его жизнь – это подвиг во славу большой Родины – России и малой – Белой Глины. В 1967 году А. Ляпидевскому было присвоено звание почетного гражданина села Белая Глина.
Не стало Анатолия Васильевича 29 апреля 1983 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве. В настоящее время в стране более двадцати тысяч героев, но Анатолий Ляпидевский всегда будет первым. Нам, белоглинцам, есть на кого равняться, с кого брать пример!

А. КОСТЕНКО, председатель районного совета ветеранов войны, труда, вооруженных сил и правоохранительных органов.

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.

45981756