Общество

Детство – зона повышенного риска

В феврале по России прокатилась волна детских самоубийств. Пока следствие выясняет, что послужило поводом в каждом конкретном случае, общественность задается вопросом: «Что происходит с нашими детьми? Почему они в столь раннем возрасте так относятся к жизни?»
Эти вопросы закономерны, ведь, несмотря на все трудности нынешнего времени, нельзя не признать, что по сравнению с прошлыми десятилетиями основная часть россиян стала жить заметно лучше. Если в советское время в зону риска входили семьи с явно неустроенной жизнью – мать-одиночка, пьющие родители и т. д., то сегодня в нее стали попадать и вполне благополучные с виду семьи.
Что это – неизбежные издержки современной цивилизации или банальные просчеты в воспитании? Такая ситуация присуща только для мегаполисов или опасные тенденции рано или поздно проявятся и в сельской местности с ее традиционным патриархальным укладом? И как уберечь наших детей от безжалостного духа времени?
Об этом наш Корр.: А. Чистяков побеседовал с членами районной комиссии по делам несовершеннолетних и защите их прав Любовью Иванниковой и Ларисой Кондратьевой.
Корр.: – Какие проблемы, стоящие перед современной семьей, сегодня являются наиболее острыми?
Л. Кондратьева: – На мой взгляд, в первую очередь, это социальное расслоение в обществе. В нашей стране произошло слишком заметное разделение на так называемых обеспеченных людей и тех, кто вынужден сводить концы с концами.
В этой ситуации особенно трудно приходится неполным и многодетным семьям. Дело в том, что технический прогресс неизбежно высвобождает большое количество рабочих рук, и теперь сложно трудоустроиться людям со специальностью и высшим образованием даже в крупных городах, что уж говорить о сельской местности, где уклад жизни не меняется годами и десятилетиями. Тем более, если семья относится к категории неблагополучных или находящихся в социально опасном положении.
Корр.: – Что подразумевается под «социально опасным положением»?
Л. Иванникова: – Главные признаки – родители пьют или употребляют наркотики, совершают правонарушения; не исполняют обязанности по воспитанию, содержанию и обучению своих детей: не обеспечивают едой и одеждой в нужном объеме, допускают жестокое обращение, не осуществляют должный контроль за их поведением и т. д.
Корр.: – Являются ли материальные трудности ключевым фактором для появления таких семей?
Л. Иванникова: – Конечно, нет. Все зависит от родителей, от их отношения к жизни и соответствующего окружения. Зачастую в бедных семьях вырастают очень достойные дети, которые, встав взрослыми, в жизни добиваются многого.
Л. Кондратьева: – Думаю, что сегодня проблема гораздо сложнее. На самом деле сейчас на грани социально-опасного положения находится немало семей, в которых с материальным благосостоянием как раз все в порядке. Дело в том, что социальное расслоение бьет как по бедным, так и по богатым, только одни страдают от нужды, а другие – от пресыщения и бесконтрольности.
Когда родители увлечены карьерой и накоплением материальных благ, считают, что именно это является их главной задачей в жизни, дети неизбежно остаются предоставлены самим себе.
Еще в советские годы, расследуя дела несовершеннолетних в Нижегородской области, обратила внимание, что к уголовной ответственности в основном привлекались ребята, воспитанием которых занимались бабушки и дедушки, пока папы и мамы ездили на Север «за длинным рублем».
Уверена, что ненадлежащее воспитание заключается не только в крайне негативных формах, о которых уже было сказано. Оно также проявляется и в эмоциональном отчуждении родителей от детей, когда папы и мамы считают, что слишком заняты работой и на полноценное общение у них нет времени. Такие отношения всегда негативно отражаются на психике ребенка и откладываются на всю жизнь.
Приведу пример: в 1982 году мне довелось участвовать в расследовании знаменитого «узбекского» дела и в г. Ташкенте познакомиться с одним большим чином из ОБХСС, работавшим в следственной группе Гдляна и Иванова. Это был очень влиятельный, уверенный в себе человек. Как-то в приватном разговоре спросила его: «Чего бы Вы еще хотели достичь в своей жизни?» и получила неожиданный ответ: «То, чего хочу, я уже никогда не получу». Он рассказал, что в раннем детстве потерял отца, а мать снова вышла замуж и отдала его на воспитание родному дяде. Благодаря ему он встал на ноги, получил юридическое образование, нашел свое место в жизни. Казалось бы, дальнейшая жизнь сложилась вполне благополучно. Однако мой собеседник сказал: «Никогда не забуду, как в моей новой семье мы вместе смотрели телевизор, и дядя с тетей прижимали к себе своих родных детей, а я сидел рядом и обнять меня было некому». Представляете, 45-летний мужчина, влиятельный и успешный человек, через всю жизнь пронес это чувство нехватки душевной близости с родителями, внимания и тепла с их стороны!
Процесс воспитания очень сложен, и родители всегда в ответе за то, чтобы вовремя уделить внимание ребенку, вовремя его приласкать, вовремя пожурить, вовремя услышать. К сожалению, зачастую осознание своего отцовства и материнства происходит, порой, слишком поздно, и многие молодые семьи оказываются не готовы к родительству. Как правило, проходит лет десять после рождения первого ребенка, пока папы и мамы начнут по-настоящему чувствовать, что это такое. В этот период забота о детях и воспитание ими совершаются, по большому счету, механически, Отсюда вероятность того, что ребенок начнет вести опасный образ жизни, очень велик. Потому что дети чувствуют это и начинают отвечать тем же – становятся замкнутыми, ищут компании, где бы им было не скучно. А мы потом удивляемся, почему они совершают такие поступки, ведь этому их не учили? В итоге выясняется, что в семье их вообще ничему не учили, а что такое хорошо и что такое плохо они для себя определили сами. Дальнейшие последствия зависят от темперамента – кто-то избивает одноклассника, а кто-то выпрыгивает из окна.
Современные папы и мамы должны помнить, что никогда нельзя оставлять детей одних или перекладывать ответственность за них на окружающих, потому что никакие социальные институты не в состоянии исправить их просчеты в воспитании.
Л. Иванникова: – Как только у родителей появилась возможность зарабатывать хорошие деньги, всю ответственность за воспитание своих сыновей и дочерей они с легкостью переложили на детские сады и школу. Однако одно лишь образовательное учреждение не в состоянии организовать полноценный воспитательный процесс – ребенок приходит с уроков домой и оказывается вне контроля. Мало того, зачастую современные родители критику в адрес своих чад со стороны педагогов воспринимают как личное оскорбление. Фактически ребенок становится проекцией их эго и болезненного самолюбия. «Мой ребенок самый лучший. Никто не имеет право его притеснять!» – вот подсознательная установка очень многих современных пап и мам.
Корр.: – Такая установка характерна только для обеспеченных родителей?
Л. Иванникова: – Нет. Мы это наблюдаем у всех категорий семей, независимо от материального благосостояния. Похоже, это стало общенациональной проблемой…
Корр.: – Как Вы думаете, почему?
Л. Иванникова: – Сегодня общество выведено из воспитательного процесса. Дети не боятся, что об их поведении сообщат родителям на работу, а те, в свою очередь, знают, что им не поставят на вид, как это было в советское время. Общество находится в положении молчаливого наблюдателя, которое лишь констатирует последствия и бессильно разводит руками. Это тупиковая ситуация.
Корр.: – Как вы относитесь к ювенальной юстиции? Вроде бы она должна была решать эти проблемы…
Л. Кондратьева: – Исследовав все мнения по этому вопросу, пришла к выводу, что в той форме, в которой ее пытались навязать нашей стране, она принесет больше вреда, чем какой-либо пользы. Западная модель «знай свои права и доноси на родителей, если они их нарушают» для нашего общества не просто не приемлема, а крайне опасна. Подростки, переживающие переходный период, не могут правильно оценивать действия родителей, а тем более принимать адекватные решения о своей дальнейшей жизни. Их отношение к ситуации в семье всегда будет субъективным и навеяно эмоциями.
Нас, людей старшего поколения, в семьях воспитывали строго, и мне самой когда-то приходилось браться за ремень, о чем мой взрослый сын вспоминает с улыбкой и благодарностью. А представьте себе, что подобным образом «притесняемый» подросток пожалуется в ювенальный орган, который тут же начнет принимать соответствующие меры. Через день чадо одумается, обида пройдет, а его семья попадает в длительный процесс всевозможных разбирательств, морально-психологического давления, а то и вовсе судебных решений. Таким образом вполне нормальных родителей мы можем сделать социально опасными элементами, которыми они никогда не являлись! Излишне говорить, что такая семья, как ячейка общества, будет просто уничтожена. Мы не только навсегда поссорим отцов и матерей с детьми, но и фактически на ровном месте создадим сиротство при живых родителях. Кстати сказать, западное общество, породившее ювенальную юстицию, само уже прослезилось по этому поводу…
Корр.: – По-Вашему, строгость в воспитании не потеряла своей актуальности в 21 веке, веке информации и высоких технологий?
Л. Кондратьева: – Считаю, что она просто необходима, особенно сейчас, когда молодое поколение практически вышло из-под контроля старших. Современные дети слишком рано начинают приобщаться к запретным плодам и вести опасный образ жизни. Посмотрите, сколько у нас сложных детей из, казалось бы, вполне обустроенных семей, даже материально пресыщенных. Парадокс, но в нашу эпоху уже не отсутствие материальных благ становится фактором риска, а их наличие. Молодое поколение растет избалованным, безответственным, агрессивным по отношению к окружающим. Не испытав в жизни настоящих трудностей, они уже в 11-13 лет становятся «видавшими все» нигилистами и совершают дикие поступки.
Корр.: – А что может повлиять на этот процесс? Например, жесткие государственные меры в сфере образования…
Л. Иванникова: – В первую очередь, социальным институтам нужно вернуть общественный контроль в сфере воспитания. Современные дети хотят только развлекаться и совершенно не желают что-то делать для блага других.
Считаю, что их нужно как можно больше вовлекать в общественно-полезную деятельность, особенно трудовую и благотворительную.
Когда старшеклассники зарабатывают деньги летом, трудясь в коллективных хозяйствах или от центра занятости выполняют какую-либо работу, это, без сомнения, хорошо. Однако это их частное дело и интерес они преследуют в основном личный. Чтобы у подростка сформировалось чувство социальной и гражданственной ответственности, его необходимо приучать к дисциплине именно воспитательными методами, а не мотивировать рублем. Никакое экономическое воспитание, пусть очень грамотно организованное, не сформирует в молодом человеке общественно-ориентированную личность.
Корр.: – Как Вы считаете, что может изменить морально-нравственный климат в нашем обществе?
Л. Кондратьева: – Думаю, наши граждане вскоре сами созреют для этого, ведь Россия – страна патриархальная, с мощной традиционной культурой. При всеобщей свободе нравов, когда большинство увлечено погоней за атрибутами социальной успешности, только лишь властными решениями трудно что-то переменить. В людях должно созреть сильное желание жить сознательной, по-настоящему достойной жизнью и так же воспитывать своих детей. Тогда и детство в нашей стране перестанет быть зоной повышенного риска.

А. ЧИСТЯКОВ.

Похожие записи

Капусты много не бывает

Редактор

Субботники – добрая традиция

Редактор

У вас предпенсионный возраст? Получите дополнительное профобразование

Прием граждан в режиме видеосвязи

Редактор

Ребенок ищет семью!

Редактор
45981756