Общество

Приоткрывая завесу тайны

Когда-то в нашей стране считалось, что нет призвания выше, чем призвание чекиста.
Так какие же они на самом деле, бойцы невидимого фронта – разведчики и контрразведчики нашей страны?
Передо мной зеленая папка с потертым от времени золотым тиснением на обложке: «Участнику разоблачения в 1989 году агентурной группы пакистанской военной разведки». Внутри на титульном листе солидными буквами напечатано: Приказ Председателя Комитета Государственной Безопасности СССР, Москва. И далее: «За успешное выполнение специальных заданий и проявленные при этом инициативу и настойчивость НАГРАДИТЬ ЦЕННЫМ ПОДАРКОМ майора Курбанова Зафара Юрьевича». И подпись: «Председатель Комитета В. Крючков. Февраль 1990 года».
Разговор с Зафаром Юрьевичем оказался необычайно интересным и во многом даже поучительным. Общение с профессионалом такого уровня, обладающим завидным жизненным опытом, иным и быть не может. Разумеется, в нашей беседе речь шла о событиях, которые давно не являются государственной тайной. Однако некоторые факты все же остались «за кадром», ведь, как известно, чекистов бывших не бывает…
Понятно, что разведчиками не рождаются. Но как ими становятся? Этот вопрос всегда будоражил пытливые умы. Как же все-таки попадают на службу в контрразведку, так сказать, с центрального входа?
– Зафар Юрьевич, Вы сами избрали этот путь или Вам его предложили компетентные органы?
– Стать контрразведчиком решил сам. Конечно, соответствующее окружение нашей семьи (отец был одним из лучших юристов республики) оказало на меня определенное влияние в юности, но все необходимые шаги в этом направлении я делал сам – написал заявление в пограничное училище и после соответствующей проверки был принят.
– А почему в пограничное, если хотели стать разведчиком? Понятно, что советские погранвойска были неотъемлемой частью КГБ СССР, но все же профиль Вашей последующей работы был несколько другой.
– Скажем так, по некоторым причинам для меня было сложнее сразу попасть в контрразведку, а в нашей семье было не принято устраивать жизнь детей вместо них самих, хотя отец обладал большими возможностями. Поэтому я разработал такой стратегический ход, и он оказался не просто удачным, а, судя по итогу, стопроцентно верным. В начале учебы началась специализация — кто-то дальше готовился непосредственно к пограничной службе, а мне особист училища предложил перейти на факультет оперативной подготовки. Как говорится, что и требовалось доказать! Можно сказать, это была первая в моей жизни успешная «спецоперация»…
– Какими качествами должен обладать человек, чтобы работать в органах госбезопасности?
– В первую очередь, это, конечно, патриотизм, как бы это ни звучало банально. Без патриотизма у сотрудника разведки не будет ни истинного чувства долга, ни настоящего профессионализма. Второе – чекист должен обладать острым умом, хорошим образованием и способностью к системному анализу. Ну и, конечно же, быть физически развитым человеком, ведь служба в контрразведке сопряжена с большими нагрузками и экстремальными ситуациями. Плюс ко всему кандидата в чекисты, прежде чем взять на службу, основательно проверят на моральный облик и окружение: есть ли изъяны в характере или биографии, был ли кто судим среди родственников и т. д.
– Получается, что в спецслужбах служат только «самые-самые»? Как тогда появлялись предатели в стройных рядах советских спецслужб?
– Непростой вопрос… По этому поводу выскажу свое личное мнение: подобно тому, как организм человека содержит в себе зачатки практически всех болезней, в том числе и раковые клетки, которые до поры до времени сдерживаются иммунитетом, так и в личности каждого содержатся семена цинизма. И даже опытному разведчику трудно предвидеть, у кого они могут взойти при появлении так называемых сопутствующих условий, то есть различных возможностей для предательства. А если называть вещи своими именами – для нравственного падения. Какими бы обстоятельствами или соображениями ни пытались объяснить изменники Родины, а точнее, обелить свое преступление, оно навсегда останется самым отвратительным деянием по законам любого государства, любой религии и любой культуры.
– А что, по-Вашему, является самым надежным фактором в жизни человека, не позволяющим этим дьявольским семенам прорасти?
– Убежден, что, в первую очередь, – соответствующее первоначальное воспитание в семье. Если родители с первых дней закладывают в ребенка высокие нравственные ценности и сами следуют им в своей жизни, то это и будет эффективной прививкой от возможного преступления в будущем. Думаю, у тех разведчиков, кто пошел на предательство (неважно, по какой причине), в семье были какие-то проблемы в этом плане. Возможно, они росли в атмосфере неискренности, лицемерия, равнодушия и со временем усвоили пороки родителей как норму. А когда в их уже взрослой жизни сложилась соответствующая ситуация, то, образно выражаясь, ружье, которое столько лет висело на стене, выстрелило.
Хочу отметить, что от предательств не застрахована ни одна спецслужба мира, какой бы мощной она ни была. Просто в советском обществе представления о КГБ, как о некой безупречной сверхсистеме, благодаря кинематографу и литературе, были слишком идеализированы. Как и в любой организации, в ней работают живые люди, просто требования к ним намного выше…
Кстати сказать, об идеализации. В былые времена в среде обыкновенных добропорядочных граждан бытовало устойчивое убеждение, что якобы КГБ неусыпно контролирует абсолютно все сферы жизни – прослушивает буквально все телефоны и каждого «держит на карандаше». А как происходило на самом деле?
– Скажите, насколько обоснованы подобные обывательские предубеждения?
– Большая доля преувеличения в них, несомненно, была. Однако появились они не на пустом месте, а в силу исторической памяти о 30-х годах и неверного толкования людьми (по понятным причинам, верного у них быть не могло) методов работы современных спецслужб.
Приведу пример из своей практики. В круг моих профессиональных обязанностей входила не только борьба с иностранными шпионами и диверсантами, но и поиск особо опасных преступников. Однажды я шел по городу по каким-то своим делам и навстречу мне попались двое мужчин, в поведении которых наблюдались характерные признаки, свойственные преступникам-рецидивистам. Решив проверить свои подозрения, проследовал за ними в ближайшее кафе. Убедившись в справедливости своих выводов, сообщил, куда следует, и через пару минут незнакомцев задержали. Коллеги из милиции были очень обрадованы нежданному улову. Оказалось, что они «взяли» двух бандитов, давно находившихся во всесоюзном розыске!
Думаю, что подобные случаи значительно способствовали укреплению народных мифов о «вездесущем КГБ». Тем не менее, комитет госбезопасности действительно мог поднять любую информацию и «взвесить и измерить» каждого, если в этом была необходимость. За годы службы мне не раз приходилось участвовать в успешном расследовании дел даже 40-летней(!) давности.
А за обыкновенными законопослушными гражданами мы не следили. В этом не было никакого смысла.
– Может быть, тогда и наши представления о чекистах, как о неких сверхлюдях, тоже сильно преувеличены? Вы, например, совсем не похожи на супермена…
– Настоящий разведчик и не должен выглядеть, как разведчик. В этом весь секрет! К тому же я был оперативным работником, а не спецназовцем, поэтому и подготовку проходил иную. Тем не менее, моя работа не была лишь интеллектуальной. Мне приходилось неоднократно участвовать в секретных операциях во время афганской войны, а в этом деле без специальных навыков, сами понимаете, не обойтись. Группа бойцов, находившихся под моим началом, тренировалась по системе знаменитой «Альфы», поэтому стрелять с двух рук, драться и делать марш-броски по горам мы умели как следует.
За все годы службы моя группа не понесла ни одной потери, чем я очень горжусь, хотя порой и попадала в настоящие переплеты.
– В каком из фильмов деятельность разведки отражена наиболее правдоподобно: «17 мгновений весны» (в главной роли В. Тихонов), «Щит и меч» (С. Любшин), «Мертвый сезон» (Д. Банионис), «Резидент» (Г. Жженов) и «ТАСС уполномочен заявить» (В. Соломин)?
– Если говорить о работе разведчика, то «Мертвый сезон», а контрразведчика – «ТАСС уполномочен заявить». Хотя, конечно, в каждом подобном фильме неизбежно присутствуют какие-то неточности или натяжки. Действительность намного сложнее и напряженнее. Порой риск зашкаливал даже за самое богатое воображение талантливых авторов.
– Вам приходилось испытывать страх или волнение перед боем и – если да – как справлялись с ними?
– Убежден, что каждому, кто прошел через войну, в полной мере довелось испытать страх и волнение. Не верю тем, кто утверждает, что ничего не боится.
Преодолеть это естественное для человека, но очень неполезное для разведчика чувство помогает осознание своего долга и понимание того, что боевую задачу надо выполнить во что бы то ни стало. В минуту опасности думать надо не о себе, а о деле! Тогда волнение преобразуется в мощное чувство мобилизации всех внутренних сил и поможет преодолеть опасную ситуацию.
Как-то мне довелось познакомиться с одним разведчиком, который совершил удивительный подвиг. Его группа должна была пройти через минное поле, и он шел впереди с щупом, расчищая дорогу. На половине пройденного пути в него выстрелил душманский снайпер. Пуля прошла сквозь руку и попала в легкое. Однако он продолжил свою работу как ни в чем не бывало. До безопасной территории оставалось 500 м, как снайпер вновь выстрелил и на этот раз попал ему в голову. Придя в себя после короткого шока, он все же провел свою группу до конца и только тогда потерял сознание. В госпитале он очнулся почти через полгода – настолько тяжелыми были ранения! Я спросил его: «Что дало тебе сил в таком состоянии выполнить задание?» «А я в тот момент и не думал, что его можно не выполнить!» – просто ответил он.
У этого молодого разведчика чувство долга оказалось сильнее боли и страха. Оно помогло ему сохранить боеспособность, обеспечить выполнение ответственного задания и даже вырваться из лап, казалось бы, неминуемой смерти. Уверен, что одной лишь силы воли в такой ситуации недостаточно. Священное чувство долга – вот секрет удивительной личной силы этого человека!
– По меркам советского времени Вы довольно быстро достигли ощутимых успехов на профессиональном поприще. Что, по-Вашему, было главной причиной столь завидного профессионального роста?
– Во-первых, я неподдельно любил свою работу и отдавал ей все свои силы, а во-вторых, не боялся мыслить самостоятельно и всегда доводил начатое до конца. Награды и звания никогда не являлись для меня самоцелью и, наверное, именно поэтому с ними особых проблем не возникало. Убежден, кто думает о деле, а не о себе, тот неизменно достигает больших успехов.
Например, после успешно проведенной операции по задержанию пакистанской агентурной группы руководство наградило меня ценным подарком от имени председателя КГБ СССР В. Крючкова, а через месяц назначило начальником отдела КГБ Московского района Кулябской области – одного из наиболее ответственных и опасных участков советско-афганской границы. Сами понимаете, что это повышение, в первую очередь, является огромной ответственностью, а не каким-то поощрением, и почивать на лаврах на этом посту мне не приходилось – работы для контрразведки в те годы было больше, чем достаточно!
– Современный мир стремительно меняется. История, идеология и даже фундаментальные нравственные ценности сегодня подвергаются переоценке, и порой молодому поколению сложно сделать правильные выводы. Что бы Вы хотели пожелать молодым людям, особенно тем, кто идет служить в армию?
– Мир менялся всегда и зачастую не в лучшую сторону. Для достойного человека нравственные ценности остаются основой жизни при любых обстоятельствах, и патриотизм – наиглавнейшая из них. Родина – величина неизменная, и служение ей было, есть и всегда будет священным долгом, безупречное следование которому способно из обыкновенного сельского парня сделать настоящего героя, которым будет восхищаться весь мир. И для этого совершенно не обязательно служить в разведке или спецназе.
Чекистом можешь ты не стать, а гражданином быть обязан!
Визитная карточка
Зафар Юрьевич Курбанов родился в 1960 году в г. Душанбе Таджикской ССР.
В 1977 году окончил среднюю школу и поступил в московское высшее пограничное ордена Октябрьской революции Краснознаменное училище КГБ СССР на факультет оперативной работы. К этому времени имел 1-й разряд по теннису и 2-й по боксу, в училище получил 2-й разряд по стрельбе и рукопашному бою.
В 1981 году был распределен во 2-й отдел (контрразведка) КГБ ТССР, затем в управление КГБ по Кулябской области. Профиль работы: борьба со шпионской деятельностью и розыск особо опасных государственных преступников.
В 1987-1989 гг. участвовал в спецоперациях советской контрразведки в Афганистане.
В 1990 году стал одним из основных разработчиков масштабной операции по захвату диверсионно-террористической группы межведомственной разведки Пакистана.
Через месяц — в возрасте 28 лет — майор Курбанов назначен начальником отдела КГБ Московского района Кулябской области, а в 1991 году переведен на должность замначальника отдела контрразведки кулябского областного управления (случай по тем временам неординарный!).
После распада СССР в 1991-1994 гг. участвовал в региональном конфликте и установлении конституционного порядка в Таджикистане.
В 1994 году переехал в Белую Глину. В 1995-1996 гг. работал замначальника ИВС по оперативной работе Белоглинского РОВД.
С 1996 года на пенсии. Майор в отставке. Имеет ряд правительственных наград.

А. ЧИСТЯКОВ.

Похожие записи

Общественная палата России набирает членов наблюдательной комиссии Краснодарского края

Редактор

Праздник «по-восточному» – это красиво и торжественно

Редактор

Ковчег с частицами мощей Святого великомученика и Целителя Пантелеимона,

Редактор

Первый фестиваль ухи в Белой Глине

Сергей Сергеев возглавил «Россети Кубань»

Редактор

Выйти из «тени». Почему важно легализовать гостиничный бизнес

Редактор
45981756