Общество

Через тернии судьбы – к столетнему юбилею

Судьбы двух женщин-долгожительниц почти одинаковы: рано стали сиротами, пережили голод 20-30-х годов, революции, перевороты, войны. Испытали, казалось бы, все, а жизнь продолжается. Уже нет тех сил, слабо видят глаза, с трудом передвигаются, требуют постоянной поддержки, отсюда часто капризничают. Понятно – бессилие раздражает.
Сейчас им, как никогда, требуется общение, забота, внимание близких. В суете наших дней все это мы пытаемся оправдать тем, что «чист, сыт старик, да и ладно». Нет. Одиночество ничем не заменить. И поймем мы это, когда сами станем стариками. Если Бог даст, конечно.
В марте этого года исполнилось 99 лет Евдокии Андрияновне Бабичевой (Луневой). Родилась она в ст. Успенской в 1912 г. С раннего детства трудилась дома по хозяйству. А было оно большое – бычки, коровы, свиньи, козы, птица. Большой огород засевали кукурузой, пшеницей. Сеяли, пололи, убирали урожай вручную, молотили хлеб. Тем и жила семья казака Андрияна Бабичева, рано потерявшего жену Пелагею – в 1916 г. она умерла от тифа. Мачеха не баловала падчерицу Дусю, даже била. Горько вспоминать Евдокии эти годы. Не отдала она девочку в школу, указав место в доме у прялки, ткацкого станка. Так и не научилась сирота ни читать, ни писать, ни считать. Отец занимался хозяйством, работал в колхозе и не обращал внимание на неграмотность дочери.
В 1932 г. все пришлось отдать в колхоз. Обессиленный непомерным трудом и голодом, отец умер через год, когда у Евдокии уже была своя семья. В 18 лет ее выдали замуж за Николая Лунева, который был старше ее на 10 лет.
– Кавалеров было много, – вспоминает Евдокия Андрияновна, – а отдали Николаю. Видно, судьба моя такая. И стала я вечной мамой: каждые два-три года рождались дети. Три девочки, четыре парня. Горе не обошло нас стороной – 18-летней девушкой погибла вторая дочь Нина, ее убило грозой. Остальные, слава Богу, живы и сегодня, все устроены, только живут в разных городах, двое – на Украине. Теперь у меня 24 внука и правнука.
Живет Евдокия Андрияновна с сыном Владимиром и его семьей. Они ухаживают за ней, часто к прабабушке забегает правнучка Аленушка, радуя ее своим детским щебетанием.
Вся семья обязательно соберется на 100-летие дорогого человека порадовать своими успехами в жизни, увидеть родные мамины глаза и поблагодарить за то, что она дала им самое дорогое – жизнь.
Нина Викторовна Черкашина (Гусейнова) родилась в семье родовых казаков-успенцев. Отец Виктор Сафронович был казаком деловым, а потому крепко стоял на ногах. Построил дом, крытый железом, держал хозяйство – скот, птицу, имел инвентарь – плуг и сеялку и, конечно, как подобает казаку, коня. Верный друг выходил на службу с хозяином на охрану границы, да и дома тянул борону и сеялку на небольшом наделе земли.
Семья казака была небольшая. Жену Анну рано забрала болезнь в могилу. Успели родить только сына да дочь Нину.
Наступил голодный 1921 год, когда из закромов выбрали все до зернышка. Отец женился вторично, взял многодетную женщину.
Не выдержала такой жизни бабушка Нины и с внуками поехала в г. Грозный. Еще не добравшись до города, были обворованы, в маленьком узелке кроме кое-какой одежонки были и все документы. Шел 1933 год. Простудившись, умер отец Виктор Сафронович. Все его хозяйство перешло в колхоз, и о возврате в станицу речи не шло.
Пришлось восстанавливать документы. Бабушка Нины Викторовны уж и забыла, в каком году родилась внучка, и тогда по общему развитию, росту ей определили дату рождения и год – 27 января 1917 г. Восемнадцатилетняя девушка сразу же устроилась на работу санитаркой в грозненскую больницу.
– Приходилось нелегко, потому что много было тяжелобольных. Лекарств не хватало, питание скудное, выживал тот, кто был посильнее здоровьем, – вспоминает Нина Викторовна. – Помимо препаратов, постоянно нуждались в крови (для переливания). Моя первая группа подходила всем. Так с юных лет я стала донором.
В Грозном в те времена жили люди стольких национальностей, что трудно перечислить. Но все были дружны, не делились на русских или чеченцев, адыгов или дагестанцев. Когда началась война, на фронт шли все. Враг подошел к Грозному, но наши войска не позволили захватить этот стратегический объект с нефтью и газом. Раненых везли днем и ночью. Сутками ухаживала Нина за бойцами и всегда сдавала кровь, часто из рук в руки. Сейчас она почетный донор России.
В 1943 году Нина вышла замуж за дагестанца (лакец) Ахмета Гусейнова. Недолго он воевал – тяжело ранили. Комиссовали по инвалидности. 36 лет прожили они вместе в г. Грозном, а в 1977 г. Ахмета не стало. Выросли дети – Татьяна и Виктор, у них свои семьи, теперь уже и внуки. В 1991 г. вернулись в родную станицу Успенскую, так как в Грозном жить стало страшно – война.
Сейчас Нина Викторовна живет с дочерью, подводит здоровье и зрение. Но все равно очень любит гостей. Но не стареет душой эта милая 95-летняя женщина. Где-то далеко, в глубине ее памяти, хранятся воспоминания далекой молодости, когда она была полна сил, здоровья. Она не помнит, что случилось вчера, но с каким огоньком в глазах рассказала мне, как еще маленькой девочкой они с бабушкой ходили на службу в церковь, помогали отцу Емельяну на Божественных Литургиях, подавали ему церковные принадлежности.

Н. КАКОТКИНА.

Похожие записи

Белоглинская молодежь поехала в Севастополь

administrator

Плановые отключения электроэнергии в Белоглинском районе

administrator

Кубанская ярмарка ждет посетителей с 3 по 6 октября

administrator

Состоялась инаугурация депутата ЗСК

administrator

Господдержка семьям: маткапитал повысят, ипотеку помогут погасить

administrator

Поддержим наших земляков в конкурсе «Народный участковый-2019»

administrator
45981756