Здравоохранение

Работать «фельдшером» на «скорой» – несладкая, скажу вам, доля…

Как часто мы ругаем медиков «неотложки»: запаздывают, «понатоптали»… «Попинать» людей в белых халатах – дело простое. Да вот не так много желающих поработать под знаком «03». Трудное это и мало благодарное дело. В этом я убедилась, «подежурив» на скорой и вместе с фельдшером выезжая по вызову.
Спешим на вызов. 39-летняя женщина страдает от повышенного давления, жуткая мигрень вызывает рвотные спазмы. Фельдшер Владимир Иванников выслушивает жалобы. Таблетка в данном случае не помогает, женщина в таком состоянии не способна ее проглотить – все, что попадает в рот, тут же просится обратно. Фельдшер измеряет давление – 160 на 100, делает укол. Ждем, наблюдаем за состоянием больной. Через несколько минут дыхание женщины становится ровнее. Владимир делает повторный замер давления – 120 на 80. Можно возвращаться на базу.
– Вы знаете, по состоянию здоровья часто обращаюсь в службу «03», но впервые за все время повторно измерили давление… – комментирует женщина, узнав, что в команде «скорой» есть журналист.
Наверное, обоюдных обвинений не счесть, и все-же полюбопытствуем, что скрывается под знаком «03».
«Время потеряешь – потеряешь больного»
Таков принцип скорой помощи. Первое, с чего начинается работа, – это вызов. Диспетчер берет трубку и задает вопросы. В ответ – не всегда, но бывает – нецензурная брань. Понять можно, когда от отчаяния человек не владеет собой, сбивается на ненормативную лексику. Но отдельные личности выражаются не только в адрес «непонятливого» диспетчера, но и при встрече с фельдшером. Забывают, что все-таки на помощь зовут, а не виноватого ищут.
Таким лингвистам из области мата следовало бы уяснить, что диспетчер не из праздного любопытства расспрашивает. Ему необходимо составить картину происшествия, знать, куда ехать и к чему быть готовым. Все переговоры по телефону записываются, прослушиваются специалистами здравоохранения не только в районной больнице, но и в крае. Сами понимаете, что о культуре и воспитании подобного больного складывается определенное мнение, можно и на штраф нарваться.
Второй наболевший вопрос «скорой» – это необоснованные вызовы. Что это значит? А то, что многие хронические больные предпочитают использовать фельдшера, как медсестру с вызовом на дом, получить бесплатные укольчик или таблетку и на этом завершить сеанс выздоровления. Некоторые используют «скорую» для перевозок или как пропуск к врачам на обследование, не желая сидеть в очереди в поликлинике.
Необоснованные вызовы – это большая проблема для нашей скорой помощи, – говорит начмед ЦРБ Светлана Назаренко. – В крае нам сделано замечание и департаментом здравоохранения приказано снизить количество таких вызовов. В качестве альтернативы предусмотрена неотложная терапевтическая помощь. Дежурит машина при поликлинике, на которой участковый врач-терапевт выезжает по вызову. Это его обязанность, а не «скорой». Он также при себе имеет набор медицинских препаратов, и главное – представляет общую картину заболевания хронического больного, может дать грамотную консультацию, выписать рецепт. Все это невозможно при вызове «скорой», поскольку фельдшеры настроены на экстренный случай.
Как вам такой повод к вызову: «Пил, теперь плохо»? Таких вызовов поступает немало, и медики никому не отказывают. Алкоголики – огромная проблема для больницы. Сколько трудов, времени, нервов и драгоценных в наше время лекарств уходит на восстановление такого «сокровища».
Вот один из таких ярких случаев вызова к псевдо-больному.
На часах – 11.10.
– На рынке, у магазина сидит человек. Он отморозил себе ноги, – сообщает чья-то добрая душа… Едем.
Бомжи – дело особое. Ими никто, кроме врачей, не занимается. Когда-то пятидесятилетний Валерий Шотович – так он представился – был уважаемым человеком. Одаренным. Владел иностранными языками, освоил компьютер, который мы только на картинках видели. Имел семью, ребенка. Что произошло в его жизни, заставившеей опуститься, как говорят, ниже плинтуса, остается тайной. Отголоски хорошего воспитания неискоренимы – Валерий постоянно извиняется перед фельдшером Ириной Гориной. День выдался хмурый, снежный и холодный. Ирина осматривает «больного» в реанимобиле – обморожения нет, переохлаждение легкое, трезвый, молит о помощи.
В машине неприятно попахивает, осмотр продолжается.
– Ну что мне с ним делать! – восклицает фельдшер. – На улице не оставишь, значит, придется пристраивать в стационар. Но с чем его класть в больницу? Нет ни одного показания. Ой, сейчас начнется…
Едем в больницу. Прошло полчаса. Сначала заглянули к врачу-наркологу Владимиру Косарецкому на освидетельствование. Тот поинтересовался фамилией и тут же безаппеляционно выпроводил нас за дверь. Оно и понятно – в таких случаях, как алкоголизм, лечение эффективно только при желании пациента. Но Валерий Шотович «согласным» совсем не выглядит.
В приемном покое нашему «подснежнику» тоже не обрадовались. Дежурная медсестра строго отчитала Шотовича за вольный образ жизни. Однако сжалилась, позвала врачей для осмотра, может, что найдут…
В приемном покое осмотр пациентов ведут только опытные врачи, в данном случае – заведующие отделений.
– А-а-а, наш старый добрый рыночный друг объявился! – восклицает Александр Кухнин.
Померили давление, заглянули в глазки.
– Домой! – констатирует врач.
Вызвали хирурга, а вдруг обморожение…
– Нет обморожения, – постановил заведующий хирургическим отделением Николай Рябко.
Вопрос повис в воздухе: что с ним делать? За окном выл пронизывающий ветер, стучал холодный дождь. В итоге было решено не гнать на улицу – человек все-таки. Оставили в стационаре.
Наконец мы с Ириной можем вернуться в отделение «скорой». 12.20. А Валерия Шотовича вымоет молоденькая санитарочка, проводит в палату, уложит на чистую постель. А в обед подадут порцию горяченького супа. И в лучшем случае он тихо пересидит в больнице непогоду, а в худшем, что бывает часто, найдет… употребит… устроит дебош прямо в коридоре, где зрителей побольше. И врачи уделят ему все свое многоопытное внимание, оставив «на потом» настоящих больных.
Представьте, сколько трудов, средств, времени и нервов уходит на подобное «человеческое достояние». Судя по расчету стоимости вызова скорой медицинской помощи, который произвела экономист ЦРБ Татьяна Кривкина, обычный алкаш действительно превращается в ценность.
Частенько «скорая» выполняет не свойственные для нее функции социальных служб – успокаивает расстроенных, пристраивает бомжей и нянькается с алкашами, дежурит на мероприятиях. И это не просто слова, за ними – трудозатраты, расход ГСМ и прочие материальные средства. А лишних денег, как известно, нет.
Выезжаю на ночной вызов. – рассказывает Марина Журавлева. – Не могу открыть калитку. Кричу, стучу, зову хозяйку. А мне в форточку отвечают: «Калитка закрыта, перелезай через ворота». Я – фельдшер, а не олимпийский чемпион.
И таких курьезных случаев в практике фельдшеров немало.
Вызывают «скорую» к больному ребенку. Называют фактический адрес своего нахождения – гостили у друзей. Бригада прибыла и наблюдает картину, как мамочка демонстративно садится в такси со своими детьми и уезжает. Мы возвращаемся в больницу ни с чем и тут же по новому вызову мчимся к той же семье, только уже по домашнему адресу.
Услугами «скорой» частенько пользуются наркоманы, пытаются диктовать медику, чего и сколько вколоть. Был случай, когда молодая наркоманка была возмущена приездом фельдшера-женщины, в то время как она ждала фельдшера-мужчину… в чем мать родила.
Некоторые требуют к себе повышенного внимания. Например у белоглинской «скорой» имеется своя фанатка. Пенсионерка постоянно звонит по 03 по любым пустячным проблемам. Дочь этой женщины, понимая необоснованность подобных вызовов, прячет домашний телефонный аппарат. Дело дошло до того, что престарелая дама просит прохожих вызвать ей экстренную медпомощь.
Фельдшерам приходится работать в притонах пьянчуг, порой, рискуя своей жизнью. А работают на «скорой», как правило, хрупкие женщины. В таких ситуациях страховка – счастливый случай и водитель машины.
…За три часа моего дежурства на пульт «скорой помощи» поступило 5 вызовов. Признаюсь, жутко устала быть тенью медиков. Для них это текучка, об утомлении они даже не думают. Фельдшеры говорят, что утро – самое спокойное время. Обычно активны больные ночью – после 24.00. Особо тяжело приходится на праздники. ДТП, пьяные дебоши, недошедшие в поликлинику больные, да мало ли причин может возникнуть, чтобы позвонить по заветному номеру 03, где тебе точно не откажут и примчатся спасать жизнь.
Во все времена врачи и учителя были самыми уважаемыми людьми. Их мнение было весомо и значимо в обществе, а в сельской местности особенно. В настоящее время медики все чаще сталкиваются с грубостью, гонором и откровенным хамством некоторых пациентов. Да, есть подобные факты и со стороны медиков, но это исключение, нежели правило, ведь их работа – спасать, лечить. Иначе бы они не выбрали профессию врача. Но это не значит, что они вам «обязаны»… Не относитесь к медикам, как к прислуге. Поймите, они оказывают нам не просто услугу, а помощь. А это разные вещи!
Во сколько району обходится один вызов к алкоголику
– время обслуживания – 45 мин.;
– заработная плата – 744,75 руб.;
– начисления на заработную плату – 254,70 руб.;
– медикаменты – 200,89 руб.;
– бензин – 3,94 руб.;
– амортизация автомобиля – 20,96 руб.
ИТОГО: 1225,24 руб.
Для сравнения – расчет по острому коронарному синдрому (инфаркт):
– время обслуживания – 30 мин.;
– заработная плата – 496,50 руб.;
– начисления на заработную плату – 169,80 руб.;
– медикаменты – 49,09 руб.;
– бензин – 3,94 руб.;
– амортизация – 15,72 руб.
ИТОГО: 735,05 руб.

Ю. ВОЛКОВА.

Похожие записи

Доверять свое здоровье и красивую улыбку стоит только профессионалам

administrator

Банк ВТБ подарил больнице города Анапы 3 млн.руб.

Редактор

Программа «Мир без слёз» впервые в Анапе: городская больница получила 3 млн рублей на новое оборудование

Редактор

Известный кубанский хирург Владимир Алексеевич Порханов стал лауреатом госпремии 2018 года в области науки

administrator

В акции «Кубань против рака» приняли участие более 400 жителей

administrator

Лучший способ обезопасить себя и близких от кори – сделать прививку

administrator
45981756