Люди. Герои. Судьбы

Мирный учитель с бойцовским характером

— Мой дядя был сельским учителем, он учил детей добру и мирным профессиям, но когда пришло время защищать Родину, он проявил настоящий бойцовский характер, — с гордостью говорит Татьяна Юрьева, племянница ветерана Великой Отечественной войны Алексея Шнурникова. — Каждую весну, 9 Мая, рано утром мы приезжали с цветами на переулок Широкий поздравить с праздником Победы своего дядю.

Наша постоянная подписчица очень хотела, чтобы ее повествование о родственнике обязательно появилось на страницах газеты к 75-летию Победы.

— Небольшой домик, беседка, увитая виноградом, добрая и теплая атмосфера, — вспоминает она. — Дядя Алеша был добрым, удивительно интеллигентным по натуре человеком, интересным собеседником. Мы часами могли вести разговоры о его бытовых буднях. Порой, увлекшись беседой, мы забывали, что перед нами сидит один из самых отважных, сильных и принципиальных людей. Простой сельский учитель в Великую Отечественную войну служил заместителем начальника отдела контрразведки 1-й Воздушной Армии 1-го Прибалтийского фронта. На его счету сотни задержанных шпионов, диверсантов, антисоветских элементов, бандитов. С врагами не раз приходилось сходиться в рукопашную.

— В Прибалтике в это время леса кишели «лесными братьями». Их схроны находились в местах недоступных не только для людей, но и зверья. Днем молчат, а ночью стреляют со всех сторон. Видимо, сельские советы Прибалтики были двойного назначения — работали и на советских людей, и на фашистских прихвостней, выступавших на стороне оккупантов, — рассказывал он. — Русских прибалты не любили — ни дети, ни взрослые, обманывали. Если нужно идти на север — покажут на юг, если на юг — махнут рукой на север.

…21 июня 1941 г. в 436-й стрелковый полк 155-ой стрелковой дивизии прибыл лейтенант, оперуполномоченный КГБ Алексей Шнурников. Дивизия стояла под Могилевым. А утром подразделение вступило в бой, попало в окружение. Вот что рассказывал Алексей Алексеевич:

— Бьют фашисты с миномета, голову поднять нельзя. Лег на дно окопа, вниз лицом. Будь что будет. Метр за метром все ближе падали мины, потом пошли автоматчики, расстреливая раненых бойцов. Стали отступать, пули вслед свистели. В меня, Бог миловал, не попали. Ночью собрались, кто остался в живых. Отступали 40 дней, шли лесами по ночам, пока не добрались до своих.

Алексей Шнурников владел немецким языком, неоднократно с группой захвата его забрасывали в тыл к врагу за «языком». Однажды я попросила его рассказать хотя бы об одном случае, когда он пленил немца.

— Это было под Вязьмой, весной 1942 года, немцев уже отбросили от Москвы. Вечером мы устроили засаду на пути движения банды немцев. Солдат предупредили: стрелять только по команде командира. Ближе к полуночи увидели, как по дороге движутся человек 40-50. Впереди один, потом еще двое, за ними подразделение. Когда они подошли ближе, примерно за пять метров до засады, мы выскочили  и по немецки крикнули: «Хенде хох!». Офицер схватился за пистолет, мы очередью из автомата снесли первый ряд. Остальные медленно начали поднимать руки. Я как командир приказал врагам бросить оружие в общую кучу и строиться на дороге. Так мы привели полуроту в расположение полка. Позже на телеге привезли троих убитых, их тела предали земле. Приступили к допросу, сделали разбивку по родам войск, ученых отделили. Пленных мы не обижали, кормили тем же, что сами ели. Выписывали документы на лесоповал в Сибирь со словами: «Вы разрушили, вы и восстанавливать будете».

Алексей Алексеевич знал приемы самообороны, хорошо стрелял и владел штык-ножом. Обладая железной выдержкой, не терялся в сложной боевой обстановке.

В послевоенное время Алексей Шнурников долго трудился в должности директора школы, преподавал немецкий язык, писал стихи о Белой Глине, рисовал картины. Он был очень творческим человеком, с большим и добрым сердцем. Таким он и остался в памяти семьи и людей.

В 1944 г. под Кенигсбергом взяли в плен командира немецкой дивизии генерала Вейнера. За этот подвиг Алексей Шнурников был награжден орденом Красной Звезды.

Его героические подвиги спасли жизнь сотням, а может быть, и тысячам советских бойцов. Подвиги офицера были достойно отмечены Родиной. Грудь фронтовика украшали: орден Красной Звезды, два ордена Отечественной войны, медали «За оборону Москвы», «За взятие Кенигсберга», «За Победу над Германией» и еще 12 медалей.

Подготовила Л. КАРПЕНКО.

Похожие записи

Служил Отечеству и людям…

Редактор

О боевом пути своего отца Петра Замошникова рассказал его сын Анатолий.

Сегодня день рождения звания Героя Советского Союза 

administrator

Ветерана ВОВ Михаила Ломановского помнят белоглинцы

administrator

Герои России — наши современники

administrator

Дмитрий Малыхин — кавалер ордена Ленина

administrator

Оставить комментарий