Общество

Люди Донецка и Луганска – мы с вами. Спасибо всем благотворителям!

На территории нашего муниципалитета регулярно собирают продовольственные и непродовольственные грузы и отправляют в помощь жителям ДНР и ЛНР, а также российским военнослужащим. Многие из жителей братских республик вынужденно остались в своих населенных пунктах и живут в практически нечеловеческих условиях.

— Это уже седьмая по счету партия гуманитарного груза. Мы активно поддерживаем людей, сделавших свой выбор в пользу независимости, родства с Российской Федерацией. Считаем, что это наши люди и мы обязаны им помочь, поддержать, — отмечает руководитель обособленного подразделения региональной общественной организации гуманитарной помощи «Русский мир» в Краснодарском крае и Ростовской области Александр Коклин. — Благодарю всех предпринимателей Новопокровского, Белоглинского и Песчанокопского районов, принявших участие в сборе помощи.

Курс – на Северодонецк
Этот город был освобожден около трех недель назад, он практически разрушен ударами ВСУ, нет ни газа, ни воды, ни электричества. Местные жители живут, в основном, за счет доставки волонтерами и военными гуманитарной помощи. Большинство продуктовых магазинов не работает в городе.
— Мы привезли 2 тысячи продуктовых наборов. Еще 2,2 тысячи были переданы вдовам погибших, — рассказывает волонтер общественной организации Леонид Шиков. — Северодонецк сильно пострадал от обстрелов, ситуация в городе очень сложная. Большинство домов разбиты, окон практически нигде нет. Мы общались с местными жителями, они в отчаянии.
Помимо гуманитарной помощи, волонтеры общественной организации закупили и переправили специальное военное снаряжение для бойцов одного из артполков.
В каждую поездку из Белоглинского района отправляется один из руководителей сельхозпредприятий. В этот раз в составе группы директор ООО «Восточное» Иван Новохатский.
— С самых первых дней мы занимаемся гуманитарной помощью не только жителям Донбасса, но и нашим ребятам на передовой, — делится Иван Алексеевич. — Русские люди всегда объединялись в трудную минуту. Я всех призываю не оставаться в стороне, когда людям нужна помощь.
Мирные жители, дети стали живым щитом для нацистов
Поездки на территорию Луганской и Донецкой республик — это большой риск, волонтеры рискуют жизнью и здоровьем. Сильнейшее физическое и эмоциональное истощение дают о себе знать. Тяжело передвигаться под палящим солнцем, часами сидеть в машине и раздавать продуктовые наборы.
Но самое тяжелое — это общение с людьми. Многие хотят поговорить и поделиться. Люди рассказывают такое, что страшно спать по ночам.
— Вот там сидели детки, видите, вот это, серое? — рассказывает случайная попутчица волонтеров.
— Сколько там детей было?
— Пятнадцать, трое из них погибли.
— Дети там стихийно собрались?
— Люди прятались в подвале, а потом нацисты с «Азота» держали детей в заложниках.
За стеклом автомобиля картины из апокалиптического фильма, только все по-настоящему, вживую. Сложенные в аккуратную кучку мины и неразорвавшиеся снаряды. Разрушенные до самого основания многоквартирные дома и здания без крыш и окон, везде завалы, люди осторожно передвигаются по полупустынной улице. Страшно подумать: а ведь эти покромсанные взрывами дома были чьим-то убежищем.
— Дом разрушен, попал снаряд. Живем и боимся, что крыша упадет на голову. Расчистили, собрали все, что уцелело, а дальше что делать, не знаю, — делится бабушка, владелица частного дома, показывая разрушенную стену, через дыру в которой видна старенькая мебель. — Спасибо большое, что помогаете нам. Со мной живет дочь и четверо внуков. Вот они: Лиза, Настя, Надечка… А где Данька? — с тревогой оглядывается. — Куда заховался?
— Вот он! — засмеялись дети.
Серый дом, все проемы наглухо заколочены, закрыты шифером, на синих воротах белой краской крупно написано: «Дети дома».
— Мы молились и днем, и ночью. Молились, чтобы наши дети остались живы, все остальное не важно, это нажитое. И мы все остались живы. Потерь очень много, очень много… Знакомые, близкие. Очень тяжело узнавать, что этого человека больше нет, — в голосе белокурой женщины, хозяйки жилья, звучат слезы. Она стоит в окружении восьмерых детей.
— Мам, не плачь, мам, — раздаются тихие голоса младших.
— Не знаем, что делать. Город разрушен, наша жизнь разрушена. Дети не учатся. Вот он одиннадцатый класс окончил, а куда везти, как поступать — неизвестно, — делится глава семьи.
Женщина в платье наблюдает, как на велосипеде катается ребенок. Рядом — молодая девушка в футболке с надписью «Z – Своих не бросаем!».
— Взрывы слышны постоянно, неизвестно, куда прилетит, — говорит она. — Спасибо, что привезли сыну велосипед, наш давно сломался. Теперь будем вдвоем ездить.
Со двора высыпали дети, мал мала меньше. Раскричались звонкими голосами: «Спасибо!». Самый маленький, на руках у отца, испугался и заплакал.
— Громко. Просто сильно крикнули, — объясняет мама.
— Он еще боится, — вторит ей ребенок чуть постарше.
— Нашему малышу тяжелее всего пришлось. Мы же сидели в подвале. Когда взрыв, нужно закрывать уши и открывать рот. Старшие сразу поняли — так легче переносить взрывы, а он же маленький, не понимает.
— А у меня вообще псориаз был. Вот тут, на лице, — перекрикивает всех девочка лет семи-восьми.
— Да, у Алисы на нервной почве развился псориаз, — подтверждает женщина. — На голове, под глазами были корочки.
— Нас же в апреле вывезли отсюда: 4 апреля вывезли, а 12 апреля мы уже вернулись домой. Никому мы там не нужны. Прошли фильтрацию, нас с детьми, в дождь, в детский сад отправили, где расселяли беженцев. И все, до свидания. Никто нас не принимал. Муж принял решение возвращаться домой. А что делать? Куда? Больше некуда нам идти.
Мнение участников поездки

— Страха нет, волнение разве только. Но когда приезжаешь туда, видишь этих людей, их благодарность, хочется приехать снова, помочь, — признается Александр Воробьев, директор ООО «Смарт-Юг». — Тяжело смотреть на все эти разрушения, несправедливо, что люди страдают. А встречают они нас с надеждой. Это наши люди, русские. Встречают тепло, рассказывают такие вещи, которые, честно говоря, в голове не укладываются.
У Александра Александровича это уже седьмая поездка. Оставаться в стороне от этого доброго дела он не может.
— Там все русские, абсолютно все говорят на русском языке, — продолжает он. — Там, где были ожесточенные бои, где были нацистские укреп­районы, очень сильные разрушения, но есть места, где и не видно, что была война. Города Рубежное и Северодонецк очень сильно разрушены. Восстановление ведется, и достаточно быстро, мы это сами видим. В городе, вдалеке, еще слышны звуки взрывов, линия соприкосновения союзных сил ДНР и ВСУ находится близко.
«Белоглинские вести» читают на передовой Донбасса
Не верите? Смотрите видео в наших группах в соцсетях. Вместе с гуманитарным грузом мы отправили внушительный комплект свежего выпуска «Белоглинских вестей». Александр Коклин передал нашу районку на передовую.
От всей души смеялись всем коллективом в ответ на теплый комментарий сурового воина под ником «Медведь»:
— Любушка, дорогая ты моя, спасибо тебе большое за «Белоглинские вести». Я обещаю, что раздам вашу газету всем людям нашей освобожденной Луганской области. Будем читать новости.
В редакции были тронуты этим душевным обращением. Решили передавать нашу «Весточку» на постоянной основе. Теперь мы будем собирать наборы из газет за разное время, в каждый обязательно добавим свежий номер.
Пусть наши солдаты знают, что мы, наши читатели – их тыл, мы гордимся каждым героем, который встал под пули ради защиты от националистов. Пусть жители ДНР и ЛНР знают, что мы с ними, не бросим и готовы поддержать.
В ответ нам так же прислали выпуск местной газеты, чем немало удивили: жива пресса на Донбассе!

Похожие записи

Выборы -2022. Жеребьевка

Итоги жатвы 2022 года: белоглинские аграрии собрали рекордный за 20 лет урожай

Маршрут памяти продолжается!

Обследование помещений избирательных участков

Редактор

Выборы-2022. Жеребьевка

Полицейские Белоглинского района посетили воспитанников летнего лагеря

Редактор

Оставить комментарий