Бессмертный полк

Валентина пишет семейную книгу памяти

Сейчас Валентине Васильевне уже за 70 лет, но она не дает себе возможности состариться: энергична и подвижна, по мере сил и состоянию здоровья помогает по хозяйству младшему сыну Евгению и его семье. Более того, женщина пишет мемуары — обо всем, что помнит, что ей так дорого с самого раннего детства и по сегодняшний день. В итоге получилась семейная Книга памяти для нынешних и будущих потомков.
Четыре экземпляра книги хранятся в семьях ее детей. Одна из глав книги посвящена Великой Отечественной войне.
ЗАЩИТНИК ЗАПОЛЯРЬЯ ВАСИЛИЙ ВОЖОВ
Когда началась война, мне было 3 года, сестре Любочке — 4 месяца, — вспоминает Валентина Васильевна. — Вот от таких малышек ушел на фронт наш отец Василий Вожов. В холодном ноябре 1941 года прилетели повестки из военкомата всем нашим станичникам. В Тихорецке новобранцы простояли довольно долго, мама и другие женщины ходили к мужьям пешком, носили им еду, смену белья.
Наконец пришел эшелон из Новороссийска с моряками. Сформировали бригады. Василия Александровича зачислили в военно-морскую стрелковую бригаду № 77. Этой бригаде был дан приказ оборонять рубежи Советского Заполярья. Предстоял очень длинный и опасный путь.
Поезд постоянно попадал под обстрел вражеских самолетов. Через несколько месяцев добрались до места назначения — город Кандалакша Мурманской области. Из воспоминаний отца стало ясно, что пока добирались до Севера, несколько недель обороняли рубежи Москвы. Сражались мужественно, ведь каждый понимал, что отступать некуда. Ожесточенные бои в лютую стужу, потеря товарищей — это было очень тяжело.
Как-то раз в минуты затишья отец решил со своим другом из х. Туркинского побриться. Товарищ пополз за бритвенными принадлежностями, да так и не вернулся. Грянул раскат взрыва разорвавшейся гранаты, и от товарища остались только клочья одежды на дереве. Было опасно выходить из укрепления, разводить костры, которые были так необходимы, чтобы согреться, просушить одежду.
Ценой огромных усилий и потерь 77-я стрелковая бригада удержала вверенную ей высоту до прихода подкрепления войск Восточного фронта. Медаль «За оборону Советского Заполярья» получили все воины этой бригады, и папа в том числе. Освободив северные границы нашей Родины, бойцов не сразу отпустили домой. Они приводили в порядок местность после боя, разбирали укрепления. Это была просто передышка перед отправкой на Восточный фронт, где приняли участие в боях с японцами.
Наверное, ангел-хранитель оберегал нашего отца. Хоть с покалеченной душой, но живой вернулся он в родной дом, где его ждали жена, наша мама Нина Андреевна, и мы, две его дочери. 6 ноября 1945 года стал для всей нашей семьи радостной датой возвращения отца с войны.
МЫ БЫЛИ СЧАСТЛИВЫ
Хорошо помню, как в жарко натопленной соломой хате появился огромный человек в шинели, сапогах, шапке с вещмешком за плечами, — продолжает вспоминать в своей книге Валентина Васильевна. — Он быстро сбросил его с плеч, достал красное большое яблоко, схватил меня обеими руками и прижал к себе. Я почувствовала холодную шинель и не сводила глаз с яблока. «Что же с ним делать?» — крутился вопрос в голове. Сколько шума и радости было в момент папиного возвращения. Собрались соседи, родные, кумовья, быстро накрыли стол и долго расспрашивали папу о том, где он был, как «там» было.
А вот сестра Люба испугалась солдата. Она ведь не знала отца, убежала от страха, спряталась в бурьяне. Подумала, что это немец зашел к нам. Она долго не могла осознать, что есть на свете еще один родной человек – папа.
Во время оккупации мама нас прятала постоянно, закрывала на замок, когда уходила за камышом, соломой, чтобы топить печь. Не разрешала выглядывать в окна. Но разве удержишь детское любопытство? Видимо, поэтому, когда немцы отступали, запомнился их строй, почти бегом покидавший станицу в эту пасмурную, холодную и сырую погоду.
После войны папа работал в колхозе. Его глаза по-прежнему были полны огня жизни. Мы были счастливы. 40 лет он отдал хлеборобному делу. К ордену Отечественной войны 2 степени прибавились орден Ленина и множество разных медалей.
Мама была первой помощницей отца на комбайне. В районной газете от 24 ноября 1992 года была опубликована статья о них, как о передовиках производства, и о нашей дружной семье.
Умер папа, Василий Александрович Вожов, в мирное время — 8 февраля 2002 года.

На снимке: Василий Вожов (фото из семейного архива).

Подготовила Н. КАКОТКИНА.

Похожие записи

Оборона Сталинграда

Фронтовик войны Великой

Редактор

На открытии Аллеи памяти в Новопавловке состоялась закладка капсулы с посланием для потомков

Редактор

Дорогами славы

Редактор

Зверства фашистов не забыть

Редактор

Ждала и верила, что он вернется, или как солдат, погибший от ранения, оказался «без вести» пропавшим

Редактор