Общество

Брошен, но не одинок

Приемные семьи не с детьми, а с пожилыми людьми – отнюдь не новое явление для Кубани и России. Во многих регионах нашей страны работают проекты, позволяющие приемным семьям оказывать социальные услуги своим подопечным. Приемная семья обеспечивает пожилого человека необходимым уходом, питанием, лекарствами, предметами повседневного спроса, организует общий быт и досуг.
На Кубани создано более 100 приемных семей, в которых пожилые люди обрели заботу и внимание. В нашем районе – 2 такие семьи. Об одной из них эта история.
Больше всего на свете Виктор Юриков боялся остаться наедине с темнотой и тишиной. Но именно самый страшный его кошмар стал реальностью…
– Боже, Боже, за что? – плакало истерзанное болью сердце старого, изможденного человека. – Племянница из дома выгнала! Я же ей все отдал: и деньги со сберкнижки, и пенсию, даже квартиру свою ей подписал. А она…
Темнота, тишина, холод. Кто-то подошел совсем близко. Соседка.
– Дядь Вить, 20 градусов мороза, а ты на улице стоишь? – с укоризной покачала головой женщина.
– Я из госпиталя приехал, а Тамара замки поменяла, – заплакал слепой дед.
– Так она ж теперь хозяйка, вы ей дарственную подписали.
– Я не знал. Обманули меня, думал, завещание, хотел роднуше своей помочь, – говорил несчастный старик.
– Вот, горе, горе! – вздохнула женщина и повела его к себе.
Вызвали полицию, вырезали замки, вселили Виктора Трофимовича в квартиру. И снова зажил он своей страшной, одинокой, никому не нужной жизнью.
Жизнь в большом многоквартирном доме била ключом. Одни ругались, другие пили, молодежь курила и громко спорила. А слепой и глухой старик голодал и медленно умирал в своем темном и беззвучном мире.
– Я стольким помог тебе! А ты бросила меня, оставила на улице! – дрожал от возмущения дедушка. Тщетно пытался он докричаться до совести своей равнодушной, уверенной в себе родственницы, пока та в очередной раз искала стариковскую пенсию. И быстро замолкал, получив тычок от ее сына.
Били Виктора Трофимовича и часто издевались.
– Когда же ты сдохнешь?! – эхом раздалось в пустой квартире шипение женщины.
Инсульт. Больница. Выписка. Дом. Одиночество.
Иногда приходила соседка и приносила поесть.
– Дядь Вить, может, позвонить кому-нибудь из родственников, пусть заберут? – причитала сердобольная женщина. – Тебе уход нужен.
– Никому я без квартиры не нужен, – горько говорил дед, а чаще молчал.
Боль. Боль. Боль. Сколько боли может вынести человек?
Соседка решила связаться с родными. Звонила на все номера, но прав оказался Виктор Трофимович. Никто из родственников не откликнулся на его горе. Лишь один – мужчина из далекой Белой Глины, – выслушав историю о жизни 86-летнего старика, сказал, что приедет и заберет его. Этот телефон двадцать лет назад оставляла Виктору Трофимовичу его дальняя родственница, мать белоглинца Николая Позднякова. Его жена Нина не понаслышке знает, как тяжело ухаживать за больным человеком – она медсестра в районной больнице. Выхаживала после перенесенного инсульта свекровь, на ее руках от тяжелого онкологического заболевания умерла мать. Поэтому поддержала решение супруга – приютить у себя бедного старика. Так почти год назад в семье Нины и Николая Поздняковых появился приемный дедушка. Супруги отмыли, одели, стали лечить Виктора Юрикова, фактически поставили на ноги. Приемная дочь Нина так трогательно ухаживает за своим подопечным, что он часто говорит: «Живу, как в раю». Не догадываясь, что от его слов дрожь по коже. Какой тяжкой должна быть жизнь, что раем кажется наличие чистого белья, трехразового горячего питания и общения.
А жизнь у Виктора Трофимовича и в самом деле была не простой. Он уроженец Белой Глины, в 1944 г. ушел защищать Родину. В Волгограде работал взрывником – строил Волгодонский канал. В 1952 г. была особенно лютая зима, дул сильный ветер, но работы шли без остановок. Взрыв произошел раньше времени, и Виктору Юрикову выбило глаз, сильно повредило лицо. 24-летний мужчина оглох, ослеп, и в один момент стал инвалидом. Пожалела судьба раненого молодого человека, приглянулся он в больнице молоденькой санитарочке Пелагее. Поженились. Уволилась Пелагея Павловна, нелегко было сочетать работу с уходом за мужем. Жили скромно, о детях не думали – и так нелегко. Так прожили 42 года вместе Пелагея и Виктор Юриковы.
Когда она умерла, он впервые остался один. Через какое-то время снова женился. Почти 20 лет прожил вместе с Ниной Ивановной – второй женой. Эта женщина тоже посвятила свою жизнь заботе о супруге. И снова смерть. За Виктором Трофимовичем обещала присматривать племянница Пелагеи Павловны, но обманула старика. Получив в подарок квартиру, всеми силами стала выживать его из родного дома. И снова жизнь пожалела беспомощного человека. На этот раз в лице чужих, но ставших родными Нины и Николая Поздняковых. Так, в нашем Белоглинском районе появилась семья, в которой приемным стал не ребенок, а дедушка.

Л. КАРПЕНКО, нештатный корр.

Похожие записи

Кубани нужны рабочие: слесари, сварщики, механики

administrator

Вздох… И на уборку! Общественники и белоглинская молодежь провели субботник на дворовой площадке

administrator

Закрой глаза. Видишь? И они не видят!

administrator

Подписной марафон путешествует по казачьим станицам

administrator

Большой семинар компании «Россети Кубань»: будущее и настоящее цифровой энергетики

Редактор

Госдума поддержала законодательные инициативы «Россетей» и концепцию цифровой трансформации

Редактор
45981756