История района

Его знают американцы. А мы? (Часть 2)

Продолжение. Начало в № 98.

Жариков жил под Ленинградом, когда началась блокада города. Он был призван в ряды советской армии. Вместе с сотнями многих представителей славянских народов Иван Жариков был взят в плен. Наряду с другими он считался «untermench» (евреем, цыганом). Было понятно, что эти люди будут уничтожены как нежелательные нацистскому режиму.
В плену Иван попросил у охранника кусок древесного угля и нарисовал лик Христа на стене. Нацистские офицеры были настолько впечатлены его рисунком, что перевели в трудовой лагерь в г. Кремс (Австрия), хотя изначально хотели направить в лагерь, где военнопленных уничтожали ежедневно в большом количестве. Так искусство спасло ему жизнь.
Следующие четыре года Жариков провел в плену. Небольшая часть его картин раскрывает эту темную сторону жизни художника – очевидное напоминание о лагере военнопленных.
Жариков не любил говорить о своем пребывании в концлагере. Однако известно, что при отсутствии необходимых атрибутов художника он использовал там доступные средства для рисования – ветки, листья вместо кисти, или древесный уголь и даже грязь. Жарикову давали карандаши, когда он рисовал портреты для немецких офицеров и охранников. За свою работу он получал пищу и питье. Гораздо позже он рассказывал близким, что «живот никогда не был таким полным», чем когда он был свободным (детские воспоминания о голоде 30-х годов на юге). Но это утверждение не означает, что Жариков получал особые привилегии. Просто в детстве он жил в бедности, всегда впроголодь, в доме никогда не имелось достаточно пищи. В плену он получал пищу и питье регулярно.
В течение последней недели Второй мировой войны американцы вели бой с запада, а советская армия – с востока. Последний приказ Гитлера требовал уничтожить всех военнопленных концлагеря. И после известия о самоубийстве Гитлера нацисты несколько дней сжигали заключенных в печах крупного лагеря Маутхаузен. Жарикову повезло. Он оказался одним из трехсот русских военнопленных, освобожденных 5 мая 1945 года.
Вторая мировая война закончилась, и Жариков, наконец, стал свободным человеком.
Первые послевоенные годы были нелегкими. Он выжил в те годы благодаря своему таланту, рисуя портреты и пейзажи.
Жариков решил переехать в австрийский город Зальцбург, где надеялся стать известным художником. Зимой 1948 года Иван познакомился с Марией Шнайдер и ее двумя дочерьми – Лили и Ланой. Он был очарован красотой Лили. 6 апреля 1949 года состоялось их бракосочетание. Невесте исполнилось всего шестнадцать лет. 17 февраля 1950 года в его семье родился первенец – сын Арнольд. Жизнь тогда казалась прекрасной. Репутация Жарикова как талантливого художника быстро росла. Он стал одним из любимых художников Зальцбурга, получил общественное признание, чего так отчаянно хотел.
Его творчество стало популярным. Фотографические репродукции его картин печатали на открытках и продавали туристам. В те времена так делали только для популярных артистов. Город на берегу реки в 1949 году стал известным благодаря таким открыткам эпохи.
Иван Жариков написал много картин с изображением окрестностей Зальцбурга. А вот личная жизнь складывалась неудачно. Даже с рождением сына несовместимость возраста и другие непримиримые разногласия привели к разводу в декабре 1950 года. Тогда Иван решил переехать в Америку – «землю возможностей» для дальнейшего поиска славы и богатства. Он считал, что в Америке, «где улицы были вымощены золотом», он достиг бы еще большего величия. Жариков в это верил.
В августе следующего года Иван отправился в Соединенные Штаты из немецкого порта Бремерхафен. Он прибыл в Нью-Йорк 10 сентября и вышел на американскую землю на острове Эллис в качестве пассажира № 126. Во вторник, 18 сентября, покинул Нью-Йорк и прибыл в Филадельфию, штат Пенсильвания. Филадельфия стала домом для Жарикова на долгие годы жизни.
Через несколько недель Ивану предложили работу с известным фотографом А. Ньюманом в галерее, расположенной на Уолнат-стрит. Это была самая престижная из художественных галерей в США. За короткое время талант Жарикова был замечен. 7 июля 1952 года, менее чем через год после эмиграции в Штаты, его фотография появилась в разделе бюллетеня Филадельфии «Вечер B-3».
Жариков полюбил жизнь в городе. Любовь к искусству заставляла Ивана регулярно посещать театр, балет, музыкальные мероприятия и художественные выставки Филадельфии. Он наслаждался свободой, имел возможность общаться с другими ремесленниками, не опасаясь политического возмездия, однако никогда не учил английский язык – это было большим препятствием в его способности эффективно общаться с людьми.
В том же году его жена Лили поняла, что она уже не может самостоятельно содержать семью из 3-х человек – сына, материи Марии Шнайдер и себя. В 1953 году, благодаря организации Красный Крест, она отправила Арнольда в Соединенные Штаты. Приезд сына очень обрадовал Ивана.

(Окончание следует.)

Ю. КУЛИКОВА.

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.

45981756