История района

Огненные версты Фомы Шпака (часть 2)

(Продолжение. Начало в № 89.)

НОВЫЕ ПОБЕДЫ ШПАКОВСКОГО ОТРЯДА
К весне 1918 г. положение в Ставропольской губернии резко ухудшилось. Вскоре Добровольческая армия начала наступательные операции, и губерния оказалась в полукольце Деникинских войск. Белогвардейским частям на медвеженском участке противостояли разрозненные и плохо вооруженные партизанские отряды, которые не могли сдержать натиска профессиональной Белой Армии, укомплектованной опытными офицерами.
Для защиты Медвеженского уезда от новой опасности губком отправил на фронт отряды Болотцкого и Шпака – 300 бойцов, 8 орудий, 4 пулемета и 4 грузовых автомобиля. Помощь подоспела своевременно. В начале апреля в боях за ст. Успенскую и ст. Новолокинскую шпаковский отряд буквально вырвал у белых победу из рук.
Значительным силам белогвардейцев здесь противостоял отряд крестьянской самообороны под командованием медвеженского военного комиссара Селютина, Бойцова и Ефименко. Успенская несколько раз переходила из рук в руки, но силы были слишком неравными. Обойдя самооборонцев со стороны станции Расшеватской, противник начал их теснить. Над красноармейцами нависла смертельная опасность, и в этот момент подоспели шпаковцы. Под покровом ночи на бронелетучках они ворвались в тыл противника и открыли сильный пулеметный огонь. Рейд оказался настолько неожиданным и стремительным, что белые стали спешно отступать. Получив мощную поддержку, партизаны перешли в наступление, полностью заняли Успенскую, Новолокинскую и х. Генеральский и преследовали отступающего противника до границы с Донской областью. Так немногочисленный шпаковский отряд помог белоглинским партизанам разгромить отборный офицерский полк белогвардейцев.
Вскоре последовали события на Манычском фронте. На юге Донской области появились офицерские части генерала Попова численностью 1000 человек. Противостоявший им объединенный красноармейский отряд Войтова и Сагаева-Пустоветова был разбит и стал отступать в астраханские степи под прикрытием местных партизан. Создалась угрожающая обстановка. Ставропольский губком послал на помощь отряд Шпака, который внезапно ударил с фланга и заставил белых спешно отходить.
После ликвидации угрозы командиры ставропольских, донских и астраханских партизанских отрядов собрались в с. Манычско-Николаеве на военный совет. По предложению Фомы Григорьевича для успешного отражения набегов белогвардейцев было решено объединить все отряды под единым командованием. Это стабилизировало положение на Манычском фронте и во второй половине апреля 1-й Революционный отряд вернулся в г. Ставрополь. Еще один прорыв был ликвидирован.
ПОД МОЩНЫМ НАТИСКОМ ВРАГА
Девятого мая 1918 г. в г. Ставрополе состоялся чрезвычайный губернский съезд Советов, на котором было заявлено о необходимости объединения всех сил для обороны губернии от белых и возможной опасности со стороны немецких оккупантов, захвативших Украину, Крым и часть Донской области. Уездного военкома Лыткина отозвали в Ставрополь, а для выполнения решений съезда в с. Михайловское прибыл Шпак.
На сходе крестьян Фома Григорьевич выступил с речью, в которой призвал защитить Советскую власть, давшую народу землю и свободу. В этот день более 100 добровольцев вступило в его отряд. В состав Медвеженского фронта вошли дружины крестьянской самообороны, 2 красноармейских отряда, Александровский отряд Красной Армии и отряд Шпака. Всего же в отряды Красной Армии в мае 1918 г. записались 10 тыс. человек.
Фронт растянулся почти на 300 км от Азова до Тихорецка. На правом фланге оборону держал Донской отряд Буденного, на левом – части «стальной дивизии» Жлобы. Шпаковцы заняли оборону по линии железной дороги недалеко от станции Целина Ростовской области.
Белогвардейское командование начало мощное наступление 23 июня.
В силу ряда организационных просчетов командования части Красной Армии не смогли его успешно отразить, и 3 июля авангард Добровольческой армии захватил с. Песчанокопское. При этом «стальная дивизия» в боях за Белую Глину разгромила несколько отборных деникинских частей, однако вынуждена была отойти. С особой самоотверженностью сражался 1-й Революционный отряд Шпака, обороняя важную узловую станцию Торговая.
Белогвардейцы при поддержке тяжелой артиллерии повели широкое наступление на станцию, стремясь обойти защитников с флангов. Красноармейцы совместно с железнодорожниками проявляли удивительный героизм, неоднократно переходя в штыковые атаки. Бой продолжался весь день, и к вечеру противник почти полностью окружил обороняющихся. Шпаковцы потеряли треть батальона, и теперь над ними нависла угроза полного уничтожения. Однако с наступлением ночи белогвардейцы прекратили атаки, полагая, что отряд красноармейцев практически уничтожен.
Фома Григорьевич обратился к бойцам: «Мое предложение — надо выходить из окружения и пробивать дорогу на Ставрополь». Бойцы единодушно поддержали своего командира и перед рассветом неожиданно для белых перешли в атаку. Бой был коротким. Белогвардейцы не смогли оказать сильного сопротивления, и отряд Шпака, прорвав кольцо окружения, отошел к ст. Шаблиевской, где развернулись ожесточенные бои. Отряды красноармейцев не смогли выдержать крупных ударов Белой армии и отступили к с. Медвежьему, а некоторые отошли к Белой Глине.
В июле белогвардейцы начали наступление на Медвежье со стороны с. Привольного. Пытаясь задержать его, партизанский отряд военкома Семенова выступил навстречу белым, но под х. Богомоловым почти целиком попал в плен. 5 человек белогвардейцы расстреляли на месте, а остальных под конвоем отправили в Белую Глину.
Всеми силами сдерживая натиск врага, 1-й Революционный отряд Шпака отходил в глубь Ставропольской губернии, оставляя территорию Медвеженского уезда. Губком послал на помощь шпаковцам отряды красноармейцев с целью задержать продвижение белых. Воспользовавшись этим, белогвардейское подполье в ночь с 9 на 10 июля 1918 г. подняло в Ставрополе мятеж. Получив из губернского центра об этом известие, отряд Шпака срочно отправился в город.
СТАВРОПОЛЬСКИЙ МЯТЕЖ
Пока основные силы молодой Красной Армии были заняты в боях на Медвеженском фронте, ставропольская белогвардейская подпольная организация, насчитывавшая до 900 человек, подготовила вооруженный мятеж. Пользуясь тем, что местная Советская власть не преследовала бывших офицеров, подпольщики усиленно распространяли слухи о ее слабости и скором падении города. Руководители организации решили приурочить начало вооруженного выступления к наступлению частей бело-казачьего генерала Шкуро на Ставрополь.
В ночь на 10 июля офицеры-подпольщики окружили казармы, где располагались роты красноармейцев численностью до 300 человек. Это и был весь гарнизон красных в Ставрополе. Мятежники смогли быстро и незаметно захватить оружейный арсенал и рассчитывали уничтожить красноармейцев спящими. Однако их встретил шквальный огонь. Обе роты были подняты на ноги и начался ближний бой — красноармейцы дрались штыками, ножами, стульями, боролись в рукопашной. На шум боя подоспели рабочие дружины и выбили нападавших на базарную площадь. Здесь к мятежникам стала подходить подмога, и перевес сил вновь оказался на их стороне. Положение красноармейцев и дружинников с каждым часом становилось все тяжелее, и казалось, что их гибель неизбежна.
Однако на помощь оборонявшимся пришел вызванный с фронта отряд Шпака. В 6 часов утра шпаковцы на бронелетучках ворвались в Ставрополь и, несмотря на плотный ружейно-пулеметный огонь противника, первым делом отбили арсенал. Получив оружие, рабочие дружины совместно с отрядом Шпака пе­решли в наступление. К 10 часам утра 10 июля вооруженный белый мятеж был полностью ликвидирован.
В этот же день части Шкуро, заняв ст. Темнолесскую, двинулись на Ставрополь, стремясь на помощь мятежникам. Командование Красной Армии выслало навстречу отряд Дербентского полка. Узнав о провале мятежа, шкуровцы, не принимая боя, отошли в сторону ст. Воровсколесской, где местная крестьянская дружина вместе с дербентцами нанесли им поражение, заставив отступить в сторону Кубанской области.
ПОСЛЕДНИЕ СРАЖЕНИЯ
Войска Добровольческой армии под командованием генерала Алексеева 11 июля 1918 г. заняли с. Медвежье и двинулись на Ставрополь. К середине месяца город оказался в полукольце белогвардейских частей. Ставропольский губком обратился с призывом защитить Советскую власть, и в селах губернии стали спешно формироваться красноармейские отряды, которые передавались под командование Шпака.
В это же время его 1-й Революционный отряд проводил небольшие разведывательные бои. Едва белые успевали расположиться в занятом пункте, как незамедлительно подвергались нападению шпаковцев. Эта тактика поднимала дух красноармейцев, потому что отряд чуть ли не каждый день наносил частичные поражения белым и захватывал различные трофеи.
Вскоре отряды Шкуро захватили часть Ставропольского уезда и находились в нескольких километрах от губернской столицы. Тактика белого генерала в этот момент состояла в том, чтобы не вступать в открытые бои с красными до прихода главных сил и постоянно совершать дерзкие рейды по их тылам. Оборудовав штаб в х. Птичьем, Шкуро выдвинул свои части к с. Изобильному.
Шпак решил предпринять атаку против шкуровцев. У станции Егорлык его отряд внезапно встретился с эскадроном противника. Развернув бронелетучки, Шпак пошел на кавалерию, и шкуровцы, не принимая боя, спешно отступили. У Изобильного отряд попал под сильный ружейно-пулеметный огонь противника, однако решительными действиями заставил белых бежать к селу. Автоотряд на полном ходу ворвался в Птичий, в центре которого находился штаб белого генерала. Разгромить его Шпаку не удалось, так как на пути лежал деревянный мост, который противник мог взорвать. Остановив машину, Фома Григорьевич прикрепил к перилам записку: «Это был Шпак. Ожидайте меня ежеминутно!»
В это время бойцы заметили в кукурузном поле большой балаган. По приказу командира две машины повернули с дороги и на большой скорости двинулись к палатке. Белые открыли по бронелетучкам шквальный огонь. В ответ шпаковцы ударили из пулеметов, и в этот момент из балагана выскочили несколько офицеров и скрылись в кукурузе. Двое, не успевшие уйти, были взяты в плен. Из допроса выяснилось, что это был полевой штаб Шкуро. Взяв с собой пленных, шпаковцы выдвинулись домой. В это время белый генерал, оправившись от шока, направил наперерез им кавалерию. Шпак, забравшись в кузов, дал из пушки несколько залпов, и всадники рассеялись. Не потеряв ни одной машины, красноармейцы благополучно вернулись на станцию Рыздвянная.
Пленные офицеры сообщили, что в ближайшие дни Шкуро, соединившись с отборными частями генерала Алексеева, начнет наступление на Ставрополь. Опасаясь обхода противником, Шпак отошел к городу. Сразу же после ухода красноармейцев шкуровцы заняли Медвеженское и стали готовиться к наступлению.
Генерал Шкуро направил телеграмму частям Красной Армии с требованием сложить оружие, в противном случае угрожал разрушить город до основания обстрелом из тяжелой артиллерии, которой у него на самом деле не было. Содержание этой провокационной телеграммы вскоре стало известно многим. В серьезности намерений белого генерала мало кто сомневался, и среди значительной части горожан стала нарастать паника. В создавшейся обстановке губком решил оставить город. 21 июля 1918 г. небольшие части Красной Армии ушли из Ставрополя, а на следующий день в него вошли белогвардейцы.
При уходе красные не успели эвакуировать из города все оружие и боеприпасы. У Шпака возникла дерзкая идея их вывезти под носом у противника.
В ночь с 21 на 22 июля на двух бронелетучках командир направился в Ставрополь. Белые еще не знали о наличии арсенала, поэтому его никто не охранял. Через полчаса обе машины были загружены доверху и двинулись в обратный путь. Однако из ближайшего здания по отряду открыли пулеметный огонь. Но было уже поздно, и Шпак с оружием и боеприпасами благополучно вернулся в с. Татарку.
22 июля в Татарке, где расположился штаб Красной Армии, собрались красные партизанские отряды. На военном совете большинство командиров, в том числе и Шпак, высказались за немедленное освобождение Ставрополя. Командующим объединенными силами единогласно был избран Фома Григорьевич. Началась ускоренная подготовка к операции…

Окончание в номере 91

А. ЧИСТЯКОВ

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.

45981756