История района

Огненные версты Фомы Шпака

24 июля 1918 г. в бою за освобождение г. Ставрополя от белогвардейцев погиб герой Гражданской войны, наш земляк-новопавловец Фома Григорьевич Шпак. Этот легендарный красный командир был активным участником самых значимых событий, происходивших на Кубани и Ставрополье в ту эпоху, стоял у истоков образования Красной Армии. В память о нем с. Михайловское Ставропольского края в 1965 г. было переименовано в с. Шпаковское (ныне г. Михайловск), а район — в Шпаковский. В селе установлен памятник герою, а его именем названа улица. Улица его имени есть и в г. Ставрополе. В центре с. Новопавловки – на родине Фомы Григорьевича – также возвышается монумент в его честь.
Короткая, но очень насыщенная событиями биография этого выдающегося человека подобна захватывающей приключенческой повести, а некоторые события из его жизни послужили прообразом для сюжетной линии знаменитого советского кинофильма «Неуловимые мстители», снятого в 1966 г. режиссером Э. Кеосаяном.
В год 75-летия образования Краснодарского края пришло время еще раз вспомнить о нашем славном земляке!
Фома Шпак родился в июле 1888 г. в селе Новопавловке, в семье крестьянина-бедняка. В то время Белоглинский район входил в состав Медвеженского уезда Ставропольской губернии, ныне – Красногвардейский район.
С детства Фома рос бойким и любознательным мальчиком, однако из-за бедности не мог учиться в школе. Грамоте, а также кузнечно-слесарному делу его обучил дядя – Стефан Павлович, бывший известным кузнецом в округе.
В юности Фома с отцом пас овец местного землевладельца и рано познал тяготы жизни. В 19 лет он уехал на майкопские нефтяные промыслы, где сблизился с рабочими-большевиками.
В августе 1910 г. Фому Григорьевича призвали в армию и как технически грамотного направили в артиллерийскую часть в г. Тифлис (Тбилиси). В начале 1914 г. его назначили командиром звена 21-го артдивизиона 27-го артполка 52-й пехотной дивизии и перевели в г. Петровск в распоряжение 3-го кавказского корпуса. Повышение по службе не отразилось на его характере и не сделало его далеким от простых солдат.
Империалистическую войну Шпак встретил в звании подпрапорщика. Воевать ему пришлось на Юго-Западном фронте. На войне Фома Григорьевич проявил себя инициативным и храбрым командиром. Так, при взятии г. Перемышля батарея Шпака в получасовой артиллерийской дуэли полностью уничтожила австрийский артдивизион из 16 орудий, который не давал возможности русской пехоте перейти в наступление. За этот подвиг Фома Григорьевич был награжден Георгиевским крестом 4-й степени, а к 1917 г. он стал полным Георгиевским кавалером.
После Октябрьской революции Фома Григорьевич вернулся в Новопавловку, и здесь открывается главная страница его жизни.
ДОРОГАМИ ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ
Первого января 1918 г. постановлением губернского народного собрания в Ставропольской губернии была провозглашена Советская власть. Большую поддержку ей оказали возвратившиеся с фронта солдаты. Особенно сильно было их влияние в Медвеженском уезде, в состав которого тогда входил Белоглинский район. Активное участие в установлении новой власти в с. Новопавловке принял Фома Григорьевич.
В ответ на это на Дону формировалась Белая Добровольческая армия, к середине января насчитывающая более 5 тыс. человек. Одновременно на Ставрополье началась спешная организация красногвардейских отрядов. На сходе Новопавловского волостного Совета селяне единогласно избрали Шпака военным комиссаром. Вместе со своим дядей Макаром он создал первый в уезде красногвардейский отряд численностью до 30 человек, на основе которого позднее в Ставрополе был образован 1-й Революционный отряд рабоче-крестьянской Красной Армии.
В отряд Шпака принимались только добровольцы. С каждым вступающим Фома Григорьевич беседовал, разъясняя, за что тот идет сражаться. В конце января шпаковский отряд прибыл в уездный центр, с. Медвежье, где после митинга к нему присоединились еще 29 добровольцев. В начале февраля отряд численностью в 60 человек прибыл в г. Ставрополь в распоряжение местного губкома партии. 29 января отряды самооборонцев Медвеженского уезда первыми приняли на себя удар корниловских войск и успешно отбили его.
21 февраля 1918 г. под угрозой вторжения частей белого генерала Корнилова в Ставрополе начинается формирование 1-го Ставропольского полка, а в селах Медвеженского уезда ускоренными темпами формировались десятки новых отрядов самообороны. Для отражения атак белых военный комиссар Медвеженского уезда белоглинец Филипп Лыткин, принявший командование силами Медвеженского боевого участка, отдал приказ о создании во всех волостях уезда красногвардейских отрядов и размещении их на границах Кубанской и Донской областей (Краснодарского края и Ростовской области). Около 15 тыс. вернувшихся с фронта солдат отражали наступление корниловцев на Екатеринодар со стороны Сальских степей.
6 марта у с. Средне-Егорлыкского произошел бой между белогвардейскими полками и отрядами самообороны, насчитывавшими 2,5 тыс. человек. После ожесточенного сопротивления ополченцы вынуждены были отступить. Заняв Белую Глину, белогвардейцы расстреляли 750 человек, учинив по всему селу кровавое побоище. Свидетельства переживших этот кошмар белоглинцев хранятся в Белоглинском историко-краеведческом музее.
Преодолев сопротивление оборонцев, части Корнилова двинулись на Екатеринодар через ст. Успенскую и ст. Новолокинскую. Отряд медвеженцев под командой Корогодина, в составе командира орудия Ефремова, пулеметчика Васильева и других бойцов, выступили в ст. Новолокинскую. Однако корниловские части не приняли боя и продолжили свое движение на кубанскую столицу.
Ставропольский губисполком срочно послал на помощь Медвеженскому фронту 2610 бойцов. Ударную силу этих частей составлял отряд Шпака. Смелые рейды шпаковской конницы по тылам противника наносили им большой урон, а решающий удар красногвардейских частей в марте 1918 г. привел к разгрому корниловских войск. После поражения под Екатеринодаром и гибели Корнилова Добровольческая армия под командованием Деникина стала откатываться к Ставрополю. В ст. Егорлыкской белые продолжили формирование своих частей, совершая периодические налеты на близлежащие села и железнодорожные станции.
У ИСТОКОВ КРАСНОЙ АРМИИ
В сложившейся обстановке Ставропольский губком принял решение об усилении работы по созданию частей регулярной Красной Армии. На основании Декрета Совета Народных Комиссаров об организации Рабоче-Крестьянской Красной Армии в начале марта в Ставрополе был создан губернский штаб РККА. По решению губкома он приступил к формированию 1-го Революционного отряда РККА, основой которого стал шпаковский.
При организации воинских частей Шпак сразу же встретился с большими трудностями – катастрофически не хватало оружия и боеприпасов, а главное – подготовленных бойцов. Именно в этот трудный период проявился блестящий организаторский талант Фомы Григорьевича. Уже к середине марта 1918 г. в его отряде был образован артиллерийский дивизион из 12 орудий и создана кавалерийская группа, а к концу марта численность 1-го Революционного отряда достигла 800 человек.
Особенно большое значение Шпак придавал подбору и воспитанию бойцов. В газете «Власть труда» он опубликовал «Распоряжение о приеме в Красную Армию лиц, стоящих на страже интересов народа», в котором Фома Григорьевич открыто заявил: «В Красную Армию принимаются только добровольцы, предоставившие документы, которые могли бы оправдать к ним доверие как людям, стоящим на страже интересов трудового народа. Добавим, что состоящие под следствием ни в коем случае в армию не принимаются…
Между тем, из некоторых сел на службу в Красную Армию были присланы солдаты, совершенно не желающие служить… Поэтому я обратил самое серьезное внимание на лиц, присланных местными советскими властями против их желания и состоящих под следствием и судом, а также подозреваемых в неблагонадежности. Ввиду вышеизложенного, я обращаюсь с просьбой ко всем волостным народным комитетам Ставропольской губернии, чтобы они лиц, изъявивших желание поступить на службу в Красную Армию, снабжали точной аттестацией без преувеличения достоинств…».
По распоряжению Фомы Григорьевича в отряд принимали добровольцев, имеющих рекомендательную справку от волостного совета или поручительство не менее двух красноармейцев. Случаи пьянства и мародерства в нем были исключены. В результате шпаковский отряд стал одним из наиболее дисциплинированных и боеспособных частей, основой зарождающейся Красной Армии на Ставрополье и Кубани.
КАК ГРОМ СРЕДИ ЯСНОГО НЕБА…
Фома Григорьевич был не только опытным и дальновидным командиром, но и большим новатором. По его инициативе в отряде появились «бронелетучки» – самодельные броневики. По просьбе Фомы Григорьевича рабочие завода Шмидта установили на грузовые автомобили «Рено» пулеметы и горные орудия, оббив кузова железом. Таких автомобилей в шпаковском отряде насчитывалось 5-7 единиц. На этих импровизированных бронемашинах Шпак совершал свои стремительные рейды, сея панику в стане противника. За непредсказуемость, отчаянную храбрость и неуловимость белогвардейцы прозвали Шпака «красным дьяволом», а Деникин даже пообещал 25 фунтов золота за его голову.
«Командование Добровольческой армии наградит любого, кто доставит голову живого или мертвого предводителя по кличке «Красный дьявол». Уроженец села Новопавловки, возраст 30 лет. Приметы: среднего роста, круглое смуглое лицо, глаза черные, нос прямой, на щеках ямочки, волосы темно-русые, чуть волнистые, на плече глубокий шрам от осколков, на спине – синие рубцы от ударов шомполами» – гласило розыскное объявление. Удары шомполами Фома Григорьевич «заработал» в царской армии за то, что не боялся заступаться за сослуживцев перед офицерами…
Не зря деникинцы боялись красного командира и готовы были платить за его голову золотом. Внезапные сокрушительные рейды шпаковского отряда каждый раз для белых были как гром среди ясного неба.
Так, узнав, что белогвардейский бронепоезд, следующий из Белой Глины в Тихорецк, везет вагоны с оружием и боеприпасами, Шпак решил совершить на него налет. Разъезд Горькая Балка плотно охранялся деникинцами. Разделив отряд на две группы, одной из которых было поручено устранить охрану, Фома Григорьевич с несколькими бойцами направился к зданию дежурного. Распахнув дверь, он крикнул: «Ни с места!». Застигнутые врасплох офицеры были обезоружены. Перепуганный дежурный сообщил, что бронепоезд через несколько минут проследует через разъезд. Времени заложить взрывчатку уже не оставалось. Тогда Шпак с несколькими бойцами скрытно догнал бронепоезд, на ходу запрыгнул в вагон и, зависнув над рельсами, отсоединил сцепку. Красноармейцы взорвали железнодорожный путь и вагоны.
Покидая Горькую Балку, бесстрашный командир прошел к дежурному по разъезду и сделал запись в его журнале: «Здесь находился красногвардейский отряд Шпака. Операция прошла удачно. Похоронен бронепоезд, взорван мост. Идем на Белую Глину. До встречи!».
ГИБЕЛЬ СЕМЬИ
Как и многим людям того тяжелого времени, Фоме Григорьевичу пришлось испить горькую чашу страданий до дна. В мае 1918 г., пользуясь передышкой в боях, он решил навестить семью и посмотреть на родившегося 25 декабря 1917 г. сына Федора. Белогвардейцы, узнав, что Шпак с несколькими товарищами находится в родном селе, совершили налет на Новопавловку. Ворвавшись в его дом, беляки потребовали у больной матери Степаниды указать местонахождение сына. Узнав, что Фома Григорьевич уже отбыл на фронт, озверевшие бандиты подожгли хату и все постройки во дворе, запретив селянам их тушить, а жену Ксению жестоко замучили.
Федор остался круглым сиротой. Близкие люди приютили мальчика у себя, а в 1921 г. его определили в детский дом г. Ставрополя, где он прожил до десяти лет. Вернувшись в родное село, мальчик четыре года учился в школе, а с 1935 по 1938 гг. работал в колхозе, названном именем отца. Воевал в Великую Отечественную. После жил в г. Киеве, работал военруком средней школы № 32, затем шофером-инкассатором Киевской областной конторы Госбанка СССР. Награжден медалью «Ветеран труда».
Такова трагическая история семьи красного командира…

Продолжение в номере 90 (11151) от 28.07.2012

А. ЧИСТЯКОВ.

Похожие записи

Хутора Коминтерн нет на карте, но он cобирает поселенцев каждый год

Как молоды мы были…

Боевой орден Славы вручили семье героического фронтовика Петра Гостева.

Семья фронтовика Гостева ведет поиск

Василия Хрулева чтут в Кулешовке

Дмитрий Семьяков: «Август 1942 года. Я помню, как это было» В Новолокинскую фашисты зашли 2 августа в 2 часа дня.

45981756